А ты подписался на нашу газету?
 
» » Дочь Сунь Ят-Сена
Наш на все 100

Дочь Сунь Ят-Сена

Автор: cmanager от 29-04-2021, 08:45

Дочь Сунь Ят-СенаЕсть в Старой Уфе улица, некогда служившая границей уфимских посадов. В те времена именовалась она Копейкиной, в память то ли о казаке, то ли стрельце, одном из самых первых поселенцев на Уфимском полуострове. Но Октябрьская революция потребовала новых героев, и таковой нашелся в лице пламенного китайского революционера Сунь Ят-Сена. В 1925 году улица Копейкина получила новое название - улица Сунь Ят-Сена, ни на йоту не изменив прежнего патриархального облика: все те же бревенчатые домишки, та же малопроезжая разбитая дорога. Другое дело, что отныне имя «отца китайской демократии» стало на слуху в нашем городе. И тем не преминули воспользоваться его «отпрыски».
Помните детей лейтенанта Шмидта, собиравших мзду с простодушных представителей советской власти? На их примере я в который раз убеждаюсь, что Ильф и Петров, не скупясь, вводили в свои романы истинные похождения многочисленных «детей» самых разных революционных деятелей.
Судите сами. В апреле 1928 года в «Красной Башкирии» появилась примечательная заметка за подписью Л.П. (кого-то из штатных сотрудников газеты, писавших большей частью о театральных и киноновинках). Речь шла о башкирских «гастролях» предприимчивых комбинаторов, предпочитавших немедля «реализовать в червонцы свое высокое положение».
«Еще недавно по нашим юго-западным окраинам, - пишет Л.П., - разъезжал, например, «председатель исполкома одной из союзных республик». Радушно принимаемый, он, однако, предусмотрительно отказывался выступать с политическими докладами и, получив, якобы, в виду утери энное количество червонцев, ехал дальше. «Председатель» разъезжал в мягких вагонах, давал телеграммы, и лишь случайно ДОПР увенчал арестом карьеру самозванца».
Куда живописнее сложился выход в свет «дочери» Сунь Ят-Сена. Синим мартовским утром на перрон уфимского вокзала высадилась невысокая хрупкая девушка с раскосыми глазами. Взяв извозчика, она тихим, застенчивым голосом попросила отвезти ее в горсовет, «к самому большому начальнику».
Мерно цокала копытами извозчичья лошадь по просыпавшимся улицам, лениво покрикивал на нее кучер. Девушка зябко ежилась в легкой накидке, прижимая к груди узелок с небогатыми пожитками. Но вот и дом на углу улиц Зенцова и Сазонова (ныне это здание МВД вдоль Ленина и Коммунистической). Девушка подняла голову, окинула взглядом все два этажа (третий был надстроен гораздо позже) и, набравшись храбрости, скрылась за дверью.
Она представилась Шим-Шим, дочерью великого сына китайского народа, первого президента Китайской республики, и была с радостью встречена государственными мужами.
- Вы, верно, устали, сейчас я позвоню и организую для вас номер в «Астории», - сказал ответственный товарищ, - а после пришлю за вами коляску, и мы подробно поговорим обо всем.
Шим-Шим согласно кивнула и отбыла в гостиницу. После обеда в гостиничном ресторане на деньги, которыми ее снабдили в горсовете, «дочь великого китайца» вновь предстала пред очами ошеломленных такой удачей уфимцев высокого ранга. И завертелось…
По словам Л.П., «гостья посетила ряд учреждений, рабфак, пионерский клуб и другие организации. В пионерском клубе (в тогдашнем Доме Ленина, теперь это Уфимский авиационный техникум) она выступила на общем собрании пионеров. Уфимские пионеры познакомились с китайским пионерским движением.
Гостья красочно обрисовала те затруднения и притеснения, которые приходится испытывать китайским пионерам. Нельзя свободно носить красных галстуков. Нет своего клуба. Пионеры собираются нелегально в лесу. Полиция преследует пионеров, и ею уже убиты двое. Сама она вынуждена была, скрываясь от полиции, бежать в «собачьем ящике» в СССР.
Далее гостья информировала собрание о том, что в Уфе она намерена получить образование и возвратиться затем обратно в родной Китай, чтобы продолжать борьбу с угнетателями родины».
Звонкий, как бы чирикающий голос, которым Шим-Шим описывала зверства врагов, оттеняя рассказ блеском узких черных глаз и выразительными движениями изящных рук, завораживали слушателей. А подробности жизни в Китае (собственного сочинения), деяний ее прославленного «отца» (почерпнутые из газетных статей) не оставляли места сомнениям - вот она, достойная продолжательница учения Сунь Ят-Сена о трех народных принципах (национализм, народовластие, народное благосостояние) и конституции пяти властей (законодательной, судебной, исполнительной, селективной и контрольной).
Пионеры избрали ее почетным членом и написали восторженную заметку в газету. Наркомпрос организовал выступления в Уфимском кантоне. Каждый день устраивались пышные обеды и ужины. Как-то уже забывалось спросить, где она так хорошо выучила русский язык, почему выбрала Уфу и сколько будет продолжаться ее гостеванье.
Продолжалось оно недолго. Синим мартовским вечером на пороге номера-люкс появились агенты угрозыска и забрали Шим-Шим с собой.
- Удалось выяснить, - продолжает Л.П., - что дочь Сунь-Ят-Сена на самом деле некая Баслыкова, уроженка Астраханской губернии, в продолжение уже долгого времени разъезжающая по СССР и всюду выдающая себя за дочь китайского революционера. Под видом «дочки» авантюристка собирала обильную денежную дань с многих доверчивых учреждений. «Гастроли» облегчал внешний вид Баслыковой - похожий на китаянку».
Суд приговорил фальшивую дочку к полутора годам лишения свободы, но как самый гуманный в мире сократил срок на треть с учетом молодости и недостаточной политической зрелости обвиняемой. Ну не знаю: если Баслыкова ухитрилась затеять новое мошенничество, не успев выйти на поруки, то после года отсидки запросто могла наверстать упущенное, да еще обогатившись новым опытом.
А что же о настоящих детях Сунь Ят-Сена? Сын его от первого брака Сунь Фо продолжил политическую династию, возглавлял ряд министерств, был премьер-министром КНР в конце 1940-х. Были еще две дочери, не засветившиеся на политической арене, и японская дочка Фумико Миягава. В 1915 году он женился на Сун Цинлин, которая была младше его на 27 лет, детей в браке не было. «Я не влюбилась. Я хотела помочь спасти Китай», - как-то призналась она. Именно эта спутница жизни выдающегося политика и мыслителя стала живым «символом китайской революции», пережив супруга, умершего в 1925-м от рака печени, на добрых полвека. Кстати сказать, с 1927 по 1932 год она находилась в СССР и в принципе могла бы уточнить личность Шим-Шим.
Имя Сунь Ятсена (таково теперь его написание) очень почитается в Китае и на Тайване. В Нанкине не зарастает народная тропа к его мавзолею, открыт Мемориальный комплекс, дом-музей его самого и дом-музей Сунь Цинлин, роскошный особняк в Шанхае, куда вдову переселили на склоне лет и куда она забрала с собой лишь спальный гарнитур - свое приданое.
В СССР в разное время имя Сунь Ятсена носили улицы в Астрахани (какие странные сближенья с самозванкой Баслыковой!), Алдане, Омске, в нашей Уфе. Уфимская улица все так же неказиста, несмотря на трамвайную линию. Правда, ее хотят включить в «коммунистический» маршрут для туристов, рассчитанный, главным образом, на жителей Поднебесной. Прошлым летом здесь даже провели ремонт дорожного покрытия.

Анна Маслова.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий