А ты подписался на нашу газету?
 
» » Рядом со смертью
Наш на все 100

Рядом со смертью

Автор: cmanager от 22-10-2020, 08:49

Рядом со смертьюС наступлением второй волны эпидемии коронавируса, врачи вновь ощутили на себе особое внимание прессы. И мы не остались в стороне. Созвонились с реаниматологом-анестезистом демского ковид-госпиталя Андреем Комаровым. Он был в числе добровольцев, которые первыми отправились на двухнедельную смену. И наш звонок снова застал его во время дежурства.
– Честно говоря, я уже потерял счет, в который раз захожу на работу – пришел с первым потоком и с тех пор сменяю своих коллег каждые две недели, – признается Комаров.
Он из тех немногих, кто без отпуска и выходных трудится с первых дней пандемии. Говорит, что когда начинался карантин пошел в ковид-госпиталь ради азарта, за адреналином, за новыми знаниями, а сейчас просто совесть не позволяет оставить больных.
Мне повезло: дозвонилась до Андрея Петровича как только он вышел из «красной зоны», где находился восемь часов. Много тяжелых пациентов. Наш разговор несколько раз прерывался, так как к нему за консультацией обращались коллеги. Когда круглосуточно находишься в замкнутом пространстве с одними и теми же людьми, сложно избежать разногласий. Но, несмотря на трения, они ставят превыше всего общность действий, умение слышать и слушать друг друга, особенно когда возникает разное видение процесса лечения и нужно сесть и без эмоций обсудить ситуацию.
– Сейчас многие говорят, мол, пошла вторая волна, а мы спрашиваем: «А разве первая уже закончилась?» – говорит реаниматолог.
Даже в самый большой спад заболеваемости пациентов меньше не стало, их поток не прекращался и когда открылся ковид-госпиталь в Зубово.
Он признается, что устали все врачи. Не физически, а морально. К тому же глубокий отпечаток в душе оставляют переживания о пациентах, которые не выжили.
– За суровым лицом каждого врача прячется тонкая и ранимая душа. Каждый случай мы пропускаем через себя, и он оставляет там свой след, делает рану глубже. Это своеобразная маска для защиты от окружающего мира, – говорит он.
А защищаться есть от кого – нередко родственники умерших пациентов находят их номера телефонов, адреса и хотят призвать к совести, обвинют в халатности. В таких случаях и пригождается эта маска – убитых горем родственников не переубедить, а жить, упрекая себя, тоже невозможно.
Как признается реаниматолог, столь продолжительное нахождение рядом с больными сильно изменило его характер. Сейчас он уже не тот анестезист, который впервые перешагнул порог, как он сам говорит, «сумеречной зоны». И пришли не только опыт, практика, умение на ходу определять особенности течения болезни того или иного пациента, но и выдержка, хладнокровие.
Безответственность пациентов порой доводит врачей до состояния ступора. Например, чтобы лучше шло лечение, доктор советует лежать на животе, а вернувшись в палату, видит, что пациент расположился в удобной позе, полулежа на спине, запрокинув ногу на ногу, и листает Инстаграм. А еще порой приходится уговаривать принимать лекарства, разрешить медсестре сделать укол.
– Раз сделал ему замечание, во второй раз предупредил, в третий раз уже спрашиваю: «Ты не хочешь жить, как я буду бороться за твою жизнь?» – говорит Андрей Петрович.
Но еще обиднее от того, что часто не хотят слышать врачей, не верят в существование болезни.
– В последнее время мы, врачи, просто перестал читать соцсети, смотреть новости, потому что до сих пор еще есть те, кто верят в мировой заговор, опровергают наличие вируса. Порой так хочется высказаться, но сдерживаюсь. У нас на руках умирают люди от осложнений после ковида, мы вечерами прячем друг от друга слезы после того, как не смогли спасти очередного больного, а они продолжают игнорировать самые простые правила безопасности, – возмущается Комаров.
По его мнению, не стоило делать никаких послаблений, рассчитывая на совесть и самосознание, открывая бары, рестораны, кинотеатры. И рекомендует серьезнее отнестись к мерам профилактики: чаще мыть руки, соблюдать социальную дистанцию, избегать массовых мероприятий, включая семейные праздники.
Но многие думают, что если они молоды и здоровы, значит, им болезнь не грозит, но ведь они не знают, что могут быть носителями вируса и принести его родителям, у которых сахарный диабет, гипертоническая болезнь или просто возраст!
– Когда открыли моря, к нам поступали целыми семьями, и даже молодожены, возвращаясь со свадебных путешествий, вместо продолжения медового месяца оказывались у нас, – делится доктор.
Также из колеи выбивают ситуации, когда изначально лечение идет хорошо, а потом словно катится под откос – сначала пациент пришел в сознание, чувствовал себя бодро и даже шутил, уже готов был выйти из реанимации. Но в один момент болезнь неожиданно побеждала, и его оставалось лишь накрыть белой простыней…
Но, как признается сам Комаров, хоть они ходят рядом со смертью, к этому привыкнуть невозможно. А такие обидные потери особо врезаются в память: до сих пор помнит пациента, который боролся за жизнь три недели! Но выжить не смог...
Алина ГАРИПОВА.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий