А ты подписался на нашу газету?
 
Наш на все 100

УФИМСКИЕ КАРТИНКИ

Автор: cmanager от 6-09-2018, 09:13
УФИМСКИЕ КАРТИНКИЧеловеку, впервые подъезжающему к Уфе, кажется, что вся она стоит на одной большой горе. Но уже попав в город, гость видит, что неповторимый ландшафт создают несколько холмов. На одном из них больше четырех веков назад приплывшие стрельцы заложили крепость, которую вскоре стали называть давно уж закрепившимся за этим местом словом – Уфа. Ведь такое имя носила одна из рек в окрестностях нового поселения.
А вот название скачущей по камням другой речки – Сутолоки москвичи привезли, как можно подумать, с собой, ведь сутолокой, как подсказывает словарь Владимира Ивановича Даля, в близких к Москве районах именовали толчею на воде, буруны над каменьями. Но если разобраться, в саму Москву-то это слово пришло с востока, ведь оно тюркского происхождения.
Построенная на самой границе континентов Уфа вобрала в себя столько несовместимых по европейским понятиям вещей, что просто диву даешься. Вот и на улице Воскресенской, нынешней Тукаева, когда-то стоял главный православный храм губернии – кафедральный собор, и до сих пор стоит главная соборная мечеть. А резиденции главы епархии и Магометанского собрания и вовсе находились в одной-двух сотнях метров друг от друга. На этой же улице – дом губернатора, а также женское училище и медресе.
Все перечисленные здания, а еще конечно, те, в которых размещались гимназии, Городская дума и дворянское собрание, были каменными. Тем не менее еще в середине XIX века лишь 1/50 всех домов нашего города были построены из кирпича. Но не спешите делать выводы о бедности уфимцев: даже состоятельные граждане предпочитали окружать себя только деревянными стенами – так им было уютней и теплее. Иногда срубы для красоты обкладывали кирпичом, как это сделал, например, Василий Нестеров, отец выдающегося художника. Или Вольмут, один из пивных королей. А из камня строили флигели, каретники да сараи…
Прогресс вошёл задолго до наступления ХХ века. И даже не вошёл, а въехал – вместе с первым паровозом. Но и через два десятилетия после этого – в конце июля 1910 года – приехавший в город «царский фотограф» Сергей Михайлович Прокудин-Горский увидел всё ту же деревянную Уфу. Впрочем, «царского фотографа» больше интересовала старина, а не шикарные и весьма по тем временам современные корпуса на Александровской улице, возведённые торговым людом – Костериным, Манаевым, Каримовым, Нагелем, Меклером, Зайковым, Паршиным. Он и заснял то, что начало исчезать уже на глазах людей того поколения. Почему в его объектив не попал уникальный деревянный театр в Видинеевском саду, сейчас объяснить трудно. Как почти невозможно понять, почему не сохранилось снимков со строительства Аксаковского народного дома, ведь в апреле 1909-го был зафиксирован даже крестный ход на место его закладки. Можно, кстати, найти и снимки карусели и качелей, которые там стояли в самом начале ХХ века.
В первые послереволюционные годы практически все большие кирпичные дома были заняты под важные учреждения – штабы, комитеты, комиссии, советы. В бывшем доме лесопромышленника Лаптева в 1919-м обосновался музей, основу коллекции которого составили картины, подаренные родному городу Михаилом Нестеровым. Сначала музей назывался пролетарским, но уже более полувека носит имя нашего выдающегося земляка. Сюда свозились вещи из бывших господских домов, а чуть позже – многие иконы из разорённых храмов.
К концу 30-х город потерял почти все церкви и мечети. Как бы взамен сталинские пятилетки дали ему первые пятиэтажки, которые тогда назывались домами специалистов. А ещё эти годы оставили память о себе в виде огромного моторного завода и завода нефтеперерабатывающего. С появлением последнего стала развиваться новая – северная часть. В годы войны она даже получила статус Черниковска.
Как ни странно это прозвучит, но именно во время Великой Отечественной войны сформировался громадный промышленный и научный потенциал. В Уфу тогда были эвакуированы десятки предприятий из центральных районов страны, несколько высших учебных заведений и целая Академия наук – Украинская. Второй дом в то время у нас обрели больше ста тысяч человек. В годы войны в связи с эвакуацией сюда радиостанции имени Коминтерна работал и весь цвет международного коммунистического движения.
В первое послевоенное десятилетие, в обстановке мощного строительного подъёма, на уфимских улицах появились сооружения и ансамбли, украшающие город до сего дня: кинотеатры «Победа» и «Родина», комплекс зданий на Советской площади. Тогда же улицу Первомайскую в Черниковске, который в июле 1956 года вновь был присоединён к Уфе, украсил изумительный архитектурный ансамбль жилых домов. Правда, вскоре, после выхода постановления об «архитектурных излишествах», на смену этому великолепию стали приходить коробки пятиэтажек – хрущёвки.
Именно такими домами застроен почти десятикилометровый проспект Октября, связавший обе части разросшегося города. Посередине его, на околице бывшей большой деревни Глумилино, появилась новая площадь со зданиями горсовета, кинотеатра имени Гагарина, планетария, а позже и Русского драмтеатра. Трамвай уже не справлялся с многократно выросшим объёмом перевозок, поэтому в 1961-62 годах на улицы выехали троллейбусы.
В те годы уфимцы стали больше перемещаться по городу, даже возили как на экскурсию на троллейбусах детей – до Черниковска и обратно. А посмотреть было на что: весь в строительных кранах проспект Октября, громады восьмиэтажек, загадочные факелы нефтезаводов на горизонте, новый парк возле нефтяного института.
Но и в старой части шли большие перемены. Новую жизнь со строительством висячего мостика получил старинный сад на Случевской горе. На месте большого оврага с лягушками появился сразу ставший любимым местом отдыха сквер Маяковского. В те годы появились две важнейшие достопримечательности – Монумент Дружбы и памятник Салавату Юлаеву.
Времена меняются. Вот и трамвай, совсем недавно казавшийся величайшим достижением, стал мешать движению на улице Ленина. Ещё в 1950-е был снесён дом, в котором родился Михаил Васильевич Нестеров. Нет уже и того дворика, где мальчишкой бегал Рудик Нуреев. Только родовое гнездо Сергея Тимофеевича Аксакова стоит по-прежнему: сейчас здесь Дом-музей писателя. Промышленные предприятия, ещё в годы войны оказавшиеся в центре, постепенно переселяются на окраины. На месте старого уфимского базара расположился Авиационный университет, рядом – автостоянки, скверы и кафе. И лишь восставшие из руин торговые ряды вновь собирают тысячи людей. Только нынче это не бородатые купцы или солидные горожане, а в основном молодые люди.
Анатолий ЧЕЧУХА.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий