А ты подписался на нашу газету?
 
» » Заражен, но не обречен
Наш на все 100

Заражен, но не обречен

Автор: cmanager от 17-07-2018, 11:02
Заражен, но не обреченВ начале месяца в Шакше был объявлен карантин по бешенству животных. В зоне риска - территория от улицы Исламова до реки Уфы и от Мелеузовской до озера Брызгалово. В магазинах и на остановках транспорта развешены объявления об установлении карантина и поведении людей во время него. Но как самостоятельно обнаружить вирус на первых стадиях и что делать, если на вас напало животное, об этом нам рассказал главный внештатный специалист рабиолог Министерства здравоохранения РБ Явдат Багашов.

- Явдат Мисбахович, еще 150 лет назад укушенный бешеным животным человек был обречен. Каковы прогнозы для современников?
- Вообще-то бешенство не лечится, но если своевременно обратиться и заниматься профилактикой, то шансы на выживаемость, конечно, есть. Созданные сегодня вакцины и сыворотки направлены на то, чтобы вирус в организме не развивался. Вакцина вводится, чтобы сыворотка заработала, а у человека выработался иммунитет на вирус.

- Инъекции делаются постфактум, но почему не делают плановую прививку?
- Если привить, то этого хватит на год. Затем процедуру нужно будет повторить. Но зачем? Сейчас много аллергических реакций, иммунных заболеваний.

- Инъекции зарубежного производства или наши?
- Российской сыворотки для человека нет. Одно время у нас использовали немецкую, но она дорогая и от нее отказались. Используется китайская, которая делается сразу без пробы. Она дешевле, доза обходится в 1500-2000 рублей, но по эффективности ничем не уступает. Населению ее делают бесплатно.

- Если напало животное, то следует обращаться в травмпункт. За всеми ли закреплены рабиологи?
- Да. Если вспомнить историю, то в 1997 году произошел тяжелый случай – девочка умерла от укуса кошки. Воспитывавшая ее бабушка вовремя не забила тревогу и заражение было поздно диагностировано. После этого на федеральном уровне решили создать по стране антирабические центры. В 2003 году такой открылся в Уфе на базе Республиканской клинической больницы.

- Если навстречу бежит, например, собака, как понять что она, скорее всего, носитель вируса?
- Если она здорова, то сама не подбежит и не укусит. Она может рычать, но не кидаться. Зашли на ее территорию – тогда другое дело. Если понаблюдать, то у больного животного меняются повадки: оно трусливо, может кротко подкрадываться. Я заметил, что сейчас много лис, которые сидят прямо у обочины и не боятся человека. Здоровая же убежит с глаз, будет прятаться. А эти наблюдают, что очень опасно.

- Если укус дикого животного вряд ли кто-то проигнорирует, то скажем, на собачий могут не обратить внимания. Как самостоятельно понять, что все же нужно ехать в травмпункт?
- Население насторожено, очень много обращений в медучреждения. Ежегодно свыше 11 тысяч человек. Конечно, надо посетить врача, выяснить эпидемиологическую обстановку в этом районе. Если нападение произошло за городом, то есть смысл направиться в центральную районную больницу. В каждой из них есть ответственное лицо, которое закреплено приказом главного врача.

- А сколько может длиться инкубационный период?
- У животного до полугода, у человека до года. Все опять же зависит от локализации укуса. Если пострадала голова, шея, верхние конечности, то это тяжелая форма и вирус быстрее добирается до центральной нервной системы. Тогда инкубация может сократиться до 3-4 дней. Бродячие собаки очень опасны, потому что неизвестно где они бродят, что едят и с кем имели контакт.

- А как современные врачи диагностируют заболевание?
- Существует экспресс-диагностика, но в Уфе ее не делают. Мы поднимали этот вопрос на семинаре рабиологов, который проходит ежегодно в феврале. Решали его с Роспотребнадзором, но нам ответили, что это очень дорого и такой возможности пока нет. Нужны отдельные лаборатории, реактивы и многое другое. Ее проводят только в крупных центрах – Москве и Санкт-Петербурге.

- Много смертельных случаев было за последнее время?
- За 2012-2017 годы было 26 случаев по России, один из них в нашей республике. В 2013 году в Альшеевском районе женщина погибла от укуса лисы.

- Многие слышали про 40 уколов в живот…
- Никаких 40 уколов нет, просто идет молва в народе. Сегодня мы используем сильнодействующие вакцины.

- А человек сам может понять, что с ним что-то происходит?
- Болезнь со временем проявится, но сам зараженный до конца этого не осознает. В 2010 году от укуса барсука погиб человек. Мы приехали и наблюдали за ним. Когда он видел воду – у него начинались судороги, он входил в ступор. На громкий звук, стук он раздражался. Появлялась светобоязнь, но сам он лишь говорил, что стал несколько агрессивнее.

- А как вы относитесь к популярным в наше время контактным зоопаркам?
- Конечно, все животные должны быть привиты. Сотрудники «Роспотребнадзора» проверяют эти документы. Если все в порядке, обитателей можно не бояться.

Мария АПКАРИМОВА.
Фото Валерия ШАХОВА.

Корзинка
Комментарий в тему:
- С начала карантина к нам обратилось 36 пациентов. Все пострадали от домашних животных – кошек или собак. Каждый раз ситуация повторяется: люди приходят на прием и даже не знают, были ли их питомцам сделаны хоть какие-то прививки. У нас имеется вакцина, если у рабиолога появляются подозрения на бешенство, то пациент направляется в стационар, где в случае необходимости начинают курс лечения. Также на одиннадцатый день мы требуем расписку у обратившихся о том, что животное живо. Потому что если оно заражено, то в течение 10 дней его смерть неизбежна. Когда животное умирает, нужно сдать его в вирусную лабораторию на улице Зорге, где его обследуют ветеринары, - прокомментировала ситуацию медсестра рабиологии травмпункта №5 Жанна Семенова
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий