А ты подписался на нашу газету?
 
» » Тень Чернобыля
Наш на все 100

Тень Чернобыля

Автор: cmanager от 29-04-2021, 08:47

Тень ЧернобыляВ сквере 50-летия Победы почтили память ликвидаторов аварии на Чернобыльской атомной электростанции.
Торжественное мероприятие посетили представители правительства и городской администрации, участники событий и их родственники, а также члены общественных организаций.
На митинге выступил руководитель администрации главы РБ Александр Сидякин:
- 35 лет назад произошла крупнейшая техногенная авария. О ней уже много написано и снято, но надо, прежде всего, помнить, что ликвидировали ее последствия обычные люди. Речь в первую очередь идет о советских военных, а также участниках студенческих отрядов. Своим примером они показали, что значит быть самоотверженным, уметь приходить на помощь.
- Слово «Чернобыль» давно стало синонимом мужества, - отметил заместитель премьер-министра правительства РБ Ирек Сагитов. - В устранении последствий аварии на ЧАЭС было задействовано более 600 тысяч человек, из них около 10 тысяч - из нашей республики. Один из них – Герой Советского Союза Николай Антошкин, скончавшийся в январе этого года.
Собравшиеся возложили цветы к памятнику «Героям - ликвидаторам Чернобыльской катастрофы и других радиационных аварий».
Председатель Региональной общественной организации инвалидов и ветеранов «Чернобыль» Гузалия Михеева добавила, что наш регион с 1986 по 1990 год отправлял в зону отчуждения ликвидаторов. В последнее время они, к сожалению, все реже посещают подобные мероприятия – многим не позволяет состояние здоровья.
Те же, кто пришел в этот день в сквер 50-летия Победы, стараются не терять крепость духа. Как, например, Юрий Тазетдинов, приехавший на церемонию из Кумертау. В Чернобыль он попал в сентябре 1986 года, пробыл здесь более двух месяцев.
- Я возил бетон. Мы работали сменами по 8 часов, иногда приходилось отрабатывать по две смены сразу, - вспоминает он. - Наша часть располагалась в здании школы-интерната. О себе не думали.
Ликвидаторам приходилось часто менять одежду, также каждому из них выдавалась специальная «таблетка-накопитель», измерявшая уровень радиации в организме. Но это не спасло их здоровье…
- Безопасным считалось значение в 20 бэр, тех, кто получал больше, отправляли домой. Я в итоге «набрал» 21,8 бэр, - рассказал Тазетдинов.
Вообще у башкирских ликвидаторов разные истории. Многие из них в 1986 году попали в самое «пекло», прибыв на Украину в первых числах мая. В частности, им приходилось обходить дома: разбирать заборы и крыши, выкидывать предметы быта, в одночасье ставшие радиоактивными - к примеру, телевизоры и приемники. «Как правило, оставляли только мебель – дерево хорошо «переносит» радиацию», - рассказали нам ветераны.
По словам организаторов, такие мероприятия должны служить напоминанием о гражданском долге и подвиге, совершенном ради жизни других.

Антон СУХАРЕВ.
Фото Андрея ВДОВИНА

 


***
Сегодня в зоне отчуждения Чернобыльской АЭС воздух уже очистился от радиоактивных изотопов, однако земля и растения по-прежнему являются источниками смертоносного излучения. Последствия взрыва четвертого реактора ЧАЭС 26 апреля 1986 года до сих пор ощущаются на огромной территории.
…В настоящее время в Уфе проживают 494 ликвидатора и 175 вдов героев. Двое уфимцев, награжденных во время торжественных мероприятий орденом Салавата Юлаева - Мансаф Каримов и Сергей Смагин - поделились с «УВ» своими воспоминаниями.
- Меня вызвали в военкомат: я отслужил в армии в 1962-65 годах и был военнообязанным, - рассказывает Мансаф Адамович. - Говорили, что созвали нас на переподготовку, и сначала отправили в Тоцкий лагерь под Оренбургом, а уже потом - в Киев, оттуда в Чернобыль. Тут мы и узнали о настоящей цели призыва.
Занимались тем, что обезвреживали обломки, находившиеся вокруг четвертого энергоблока после взрыва. Сначала разведывательная команда измеряла радиационный фон каждого предмета, потом мы его мыли специальным раствором или водой. Если снизить уровень излучения не получалось, грузили и отправляли на так называемый могильник. Сжигать ничего было нельзя: так радиация поднялась бы в воздух и рассеялась на неизвестное расстояние.
Длительность нахождения в опасной зоне была разная: где-то можно было работать до четырех часов, а где-то - не более пяти минут, и все - едем обратно на базу. А возвратившись, чувствовали себя неважно: все как в тумане, голова кружится, подташнивает… Я в общей сложности за 23 поездки на станцию набрал 23 рентгена. После этого выполнял наряды только в самой части. Всего пробыл там четыре с половиной месяца - уехал, когда на мое место прибыл другой человек из Башкирии.
Работал я и до, и после этого мастером инструментального цеха на УМПО. Ушел на пенсию в 1996-м. К тому времени часто болел… Однако меня пролечили, и стало лучше, хотя проблемы все равно есть. Есть и счастье: жена и дочь, и в конце концов я получил квартиру.
Также хочу отметить, что закон о монетизации льгот, принятый в 2004 году, лишил положенных им льгот тех чернобыльцев, кто работал в 1988-1989 годах. А они пострадали точно так же! Это крайне несправедливо.
- В 1986 году я работал в одном из транспортных управлений уфимского нефтеперерабатывающего комплекса. Нас пригласили в Чернобыль как специалистов, набралось 55 человек. Прибыли туда 4 июня, - вспоминает Сергей Смагин.
Мы готовили раствор для заливки саркофага, который находился примерно в 200 метрах от нас. Работало 180 цементовозов по 15-16 тонн и девять машин-смесителей. Кабины цементовозов были обшиты свинцом. Раствор состоял из цемента, керамзита и кусочков свинца, он подавался по трубе прямо на опалубку саркофага. Трудились без выходных: 4 часа плюс час езды из чистой зоны и столько же обратно - итого шесть.
Главное средство защиты - лепестковые респираторы: основная опасность там - радиоактивная пыль. Чтобы она не разлеталась, землю постоянно поливали специальным раствором. Еще белые брюки и куртка, шапка на голову - примерно как сейчас у врачей в ковид-госпиталях. А у тех, кто работал в зоне самого реактора - спецкостюмы со свинцовыми пластинами. И действовали они так: за секунды добегали до обломка, убирали - и назад.
Перед поездкой обратно мы принимали душ, надевали чистые костюмы. Также через 5-6 километров нас ждал пост химзащиты, где мыли машины и проверяли их. Мы выгрузились из них и поехали все на одном.
Нас сменили через 12 дней. За это время я успел набрать 11,855 рентгена - половину от допустимой нормы. Бесследно для нас все это не прошло. Один из товарищей умер вскоре после возвращения. Недавно мы узнали о смерти еще двоих.
Я проработал в своем управлении 26 лет и вышел на пенсию. Занимаюсь разведением пчел. У меня двое детей и двое внуков. Старший - уже семиклассник, он помогает мне с пасекой и даже написал работу «Пчеловодство в нашей семье».
Прим. ред.: саркофаг (объект «Укрытие») над четвертым энергоблоком был построен в рекордные сроки - за 206 дней, сдан 30 ноября, который также планируют сделать днем памяти о победе чернобыльцев. А в 2019 году над ним был введен в эксплуатацию новый стальной саркофаг – объект «Укрытие-2».
Своей историей поделилась и председатель Региональной общественной организации инвалидов и ветеранов «Чернобыль» Гузалия Михеева.
- Я отправилась туда в составе добровольческого комсомольского отряда, - рассказывает она. - Об опасности мы знали, тем не менее желающих набралось 200 человек, из которых отобрали только 53 - тех, кто имел опыт работы в стройотрядах. Мы пробыли там два месяца - до начала учебного года. Правда, в непосредственной близости от реактора не работали. В будущей зоне отчуждения еще оставались местные жители, которые ни за что не хотели покидать родные места, и мы занимались их выселением. Приходилось говорить, что это временно… Также подготавливали площадку для палаточного лагеря ликвидаторов: снимали и грузили в машины слой почвы, пропитанный радиоактивными элементами. Еще строили дома: ученым еще не все было понятно, и предполагалось, что там кто-то будет жить… Кстати, мой муж - тоже ликвидатор. А познакомились мы в стройотряде.
Впоследствии все это сказалось на нашем здоровье. Сейчас он работает в центре радиационной терапии. У нас двое сыновей.
В 2015 году я узнала, что многие вдовы чернобыльцев не получают положенной им пенсии по потере кормильца. Были такие, кто не получал по 12, 15 лет! Эта выплата имеет заявительный характер, и они о ней просто не знали. В 1996 году стала помогать активу «Союза «Чернобыль» Калининского района. В настоящее время являюсь председателем РОО ИВ «Чернобыль» и руководителем Общероссийского союза общественных объединений «Союз «Чернобыль» по РБ.
Мы работаем над тем, чтобы все нуждающиеся в улучшении жилищных условий получили сертификаты. Издали республиканскую Книгу памяти. Большим стимулом для всех нас стало появление в 2019 году памятника работы скульптора Ханифа Хабибрахманова. Мы глубоко благодарны за это недавно покинувшему нас мэру города Ульфату Мустафину, выделившему место в сквере имени 50-летия Победы, и спонсору работ Артуру Хазигалееву.
Также с благословения Митрополита Уфимского и Стерлитамакского Никона иконописцем Татьяной Волковой была создана икона «Чернобыльский Спас» - копия с оригинала. 25 апреля в храме иконы Божией матери «Всех скорбящих радость» (он находится в том же сквере) прошло ее освящение. Все это нас очень радует и поддерживает.
Торжественные мероприятия в честь 35-летия подвига ликвидаторов аварии будут проходить весь год.

Екатерина КЛИМОВИЧ.

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий