А ты подписался на нашу газету?
 
Выборы 2021
Наш на все 100

Когда в тебя стучится стих

Автор: nabludatel от 2-02-2015, 21:29
Когда в тебя стучится стихОднажды Сэлинджер сказал, что когда писателя спрашивают о его творчестве, он обязан встать и прокричать имена тех, чьи строки подтолкнули его к писательскому труду. Поэт Алексей Кривошеев рассуждает о том, что же обычно становится отправной точкой в замысловатом творческом пути литератора.
- Алексей, а ты как относишься к высказыванию Сэлинджера? Насколько велик твой личный список «учителей»?
- Конечно, было много поэтов, которые повлияли на меня. Все же я живу уже полвека и в моей котомке отложилось много имен. И прежде всего это наша русская классика – Пушкин, Лермонтов, Есенин. Позже к этой когорте прибавились и Пастернак, и Рильке, и Мандельштам. Кстати, Мандельштам на меня действительно сильно повлиял. Ведь мы с ним родились в один день, хоть и с разницей в 73 года. Правда, он родился ночью, а я утром. Может, это и повлияло на то, что ему его время казалось железным веком-волкодавом, которое бросалось ему на плечи. Мне же выпало жить в более благополучном, спокойном.
- Говорят, стихи начинают писать или от восторга, или от ужаса. Что стало для тебя толчком к нанизыванию строк на белый лист бумаги?
- Первые, как и водится, были связаны с состоянием влюбленности, когда тебе становится слишком тесно в себе самом. Хотя в целом в поэзию я пришел из рок-музыки. В школе мы создали свою группу и пытались писать песни о том, что происходит вокруг нас. Пытались противопоставить себя вырождавшемуся в то время комсомольскому формалину. А нам казалось, что мы должны донести какую-то свою особую правду. И вдруг я написал стихотворение, которое уже не было песней. И я понял, что не вмещаюсь в рамки музыки. Мир поэзии завораживал, закликал в себя. Он порождал во мне чувство религиозного восторга и ужаса. Вот с того момента и начал писать стихи.
- Кстати, материалист способен стать настоящим поэтом?
- Если честно, даже не представляю себе такое сочетание. Ведь поэтика насквозь пронизана мистикой. Поэт ощущает огромный невидимый обычному глазу мир, он ощущает его тонкие нити взаимосвязей и спряжений и выражает это посредством ритмичного заклинания. Поэтому для материализма больше подходит проза, в которой можно просто ограничиться фиксацией реальности.
- У тебя наверняка были самореализующиеся поэтические строки?
- Такое довольно часто бывает. Напишешь стихотворение, и даже сам не сразу понимаешь, о чем оно. Вот, к примеру, «Апокалиптический диптих» я написал в 1983 году. Он был наполнен каким-то предчувствием катастрофы:
Заснуют стрелки улиц безумных,
рельсы спутает дьявольский свист,
псы увязнут, замечутся глумы,
затопочет вальпургиев твист.
Тяжело одинокой Цирцее,
свет лица она сыплет в окно,
и бегут, спотыкаясь, метели,
но Улисс обезумел давно.

Прошло время, и когда я вместе со своей страной вошел в эпоху трагических метаморфоз, вдруг совсем по-другому понял это стихотворение.
- А с чего начинается рождение стиха? Как он стучится к тебе?
- Обычно приходит строка, как правило, первая. Приходит из неоткуда, из иного мира. Но единожды появившись перед твоими глазами, сама начинает вызывать другие. С нее-то и начинается главное приключение, ведь ты никогда не знаешь, куда же она тебя приведет.
- Ты ведь однажды уезжал из Уфы на брега Северной Пальмиры. И даже был принят там в члены Союза писателей России. И все равно вернулся. Родина позвала домой?
- Да, у Уфы крепкие объятия – она редко когда отпускает надолго.

Алексей Кривошеев – уфимский и петербургский поэт. Автор поэтических книг «Ночные птицы» (1999), «Исполнение пустоты» (2004), «Осязание юности» (2004), «Единорог» (2008), «Свободное поздно» (2009).
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий