А ты подписался на нашу газету?
 
Наш на все 100

Больница для тех, кому за…

Автор: cmanager от 21-09-2021, 08:49

Больница для тех, кому за…В Затоне построят новую современную больницу для пожилых, общей площадью около 60 тысяч квадратных метров. Об этом глава Башкортостана объявил на встрече с детьми войны в кинотеатре «Родина». Она будет суперсовременная с отличными палатами и врачами. Около года займет подготовка проектно-сметной, рабочей документации. И уже в 2022-ом приступят к строительству.

 

 

Вот что о перспективном объекте сказали «дети войны».

 

Николай Александрович Кушнир:

– Детство мое прошло на Кубани, а удостоверение «Дети войны» получил в Уфе, переехал сюда к дочери после похорон супруги в 2012 году. Сейчас живу в Затоне и прикреплен к 9-й городской больнице. Там очень внимательный персонал, медсестры и врачи обращаются ко мне по имени, но в связи с тем, что население с каждым годом растет, в коридорах становится тесно. Конечно же, рядом с 128-й школой идет строительство новой поликлиники, но если появится отдельная для пожилых людей, – это будет здорово!

Воспоминания о детстве

Родился в 1934 году в станице Крыловская Сталинского района Краснодарского края. С пяти лет пас в колхозе телят, когда окончил 5-й класс, 26 мая утром сдал экзамены, а в четыре часа уже косил на поле пшеницу. Со сверстниками работал в полеводческой бригаде №2, от комбайна быками отвозили зерно при уборке урожая. А как я был горд, когда первого сентября меня выводили из строя и хвалили. За лето я заработал 125, после 6 класса – 175 трудодней, а после 7-го работал на прицепке в тракторной бригаде (сидел на плуге и управлял им), уже через год стал помощником учетчика тракторной бригады – заправщиком тракторов на МТС.

Валентина Андреевна Силантьева, 1944 года рождения:

 – Удостоверение «Дети войны» получила еще в июне. Когда вышел указ, я внимательно ознакомилась, какие привилегии он дает, и узнала, что согласно закону, «дети войны» имеют право на внеочередное оказание медицинской помощи, получение путевок в дома престарелых, психоневрологические интернаты, на единовременную выплату. Мне выплатили 1000 рублей, это хоть какая-то помощь к моим расходам на лечение.

А касаемо новой специализированной больницы считаю, что ее нужно построить в той части города, где самая большая концентрация пожилых людей, или при каждой поликлинике и больнице создать кабинеты и отделения для престарелых. Также хочу внести предложение, что хорошо было бы в Уфе организовать социальное такси. Притом это может быть и легковая машина и микроавтобус, который по маршруту соберет сразу несколько человек.

Воспоминая о детстве

Родилась в семье военного. Свое детство помню с Сахалина: огромные сугробы, снежные зимы. В 1948 году нас на армейском самолете переправили во Владивосток, откуда эвакуировали на Западную Украину в Раву-Русскую. Там папу, он был артиллеристом, наградили орденом Красной Звезды и дали звание подполковника. Мы жили в Львовской области до 1957 года, поэтому не на словах, а на деле знаю, как жилось во время войны детям.

Когда мы приехали, город был полностью разрушен, разбомблен. Были гуцульские деревни, которые поддерживали бандеровцев, и, когда нас всех закрывали в ДОС (так назывались дома офицерского состава), в нашем жили семьи артиллерийцев, напротив в таком же – пехотинцев, была погранзастава.

Изредка мы пили чай, но в основном мама сушила морковь и заваривала ее. В наш город один раз в сутки привозили хлеб и только в один магазин. И меня, как старшую, каждое утро в шесть часов отправляли за ним. До сих пор помню, как рядом стоящие женщины подпирали меня плечами и говорили: «Ну, Валечка, поспи пока». Иногда мама просила купить две буханки по 25 рублей каждую, и поскольку в одни руки было положено давать только по одной, когда подходила очередь, за меня заступались соседки. Говорили: «У них семья большая…». Мои сестра и братья с нетерпением ждали моего возвращения: мама отрезала всем по ломтику. Обычно она варила горох, кукурузу. В пшенную кашу добавляла перемолотый свиной жир и говорила: «Сегодня у нас котлеты».

В Раве-Русской было два детских дома для тех, чьих родителей забрала война: украинский и русский. Помню, как ребят в платках водили в городскую баню и прохожие старались им сунуть по куску хлеба. Это было так страшно, я всегда спрашивала: «Я всегда спрашивала, а как они живут без мамы и папы?»

 

 

Мария Васильевна Николаева:

– Рада, что в последнее время столько внимания оказывается пожилым. Я хожу в 44-ю поликлинику, ее отремонтировали, там теперь уютно, но в специальной для пожилых, думаю, условия будут еще лучше. А главное, хотелось бы, чтобы при ней пенсионеров принимали высококлассные специалисты. Мне, например, нужен хороший ортопед.

Воспоминания о детстве

Родилась в 1939 году в Березовке Уфимского района. Когда мне было полтора года, началась война, отец ушел на фронт и пропал без вести. Мама рассказывала: перед тем, как выйти из дома, он подошел, поцеловал меня спящую. Без него нам было очень сложно. Мама одна, а на ней – семеро детей и слепая бабушка.

Я начала помнить себя с 4-го класса. Брат, Бондаренко Дмитрий Васильевич, (позже он стал генеральным директором цирка), служил в Германии, и оттуда прислал мне в подарок платье. Оно было настолько красивое, что, увидев его, моя учительница захотела выкупить. Конечно же, я не могла ей возразить, спряталась за печку и плакала, пока мама не ответила «нет».

Также, сколько лет мне было, не помню, мне сшили зимнее пальто серое, а до этого ходила в фуфайках и в чем придется. Ткань для пошива тоже прислал брат. Мне купили кирзовые ботинки, в которых я шла по снегу и любовалась, какой красивый остается след.

В 1950 году мы переехали в Уфу.

Мария НИКОЛАЕВА.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий