А ты подписался на нашу газету?
 
» » Война, рассказана заново

Война, рассказана заново

Автор: gines от 26-06-2017, 21:03
Война, рассказана заново 22 июня 1941 года. В памяти народа эта дата прочно связана с началом одного из самых страшных испытаний, выпавших на долю страны. Ранним утром, пока миллионы людей еще спали, западную границу атаковали самолеты, танки и пехота вермахта.
Война. В одночасье это слово из отвлеченного понятия стало реальностью. С тех пор минуло уже 76 лет. Но мысль человеческая вновь и вновь возвращается в памятную встречу. Так, молодежь собралась на встречу памяти. Ночь притушила городские огни, и только перед стелой 112-й Башкавдивизии – светло: языки десятков свечей пляшут на зеркале гранита. Многие пришли с детьми и родителями. И почти у всех есть своя, семейная история войны…
- Мой прадед, Иван Андреевич Бойко, служил артиллеристом. В противотанковом дивизионе был наводчиком 45-миллиметровой пушки, часть стояла в двадцати километрах восточнее Тересполя, того что у Бреста. Он рассказывал, что 19 июня получил сержантские погоны и стал командиром расчета. А ночью 21 числа из штаба пришла директива – срочно выдвинуться в сторону границы, - рассказывает студент Олег Бойко.
Первый бой
С утра зачехлили орудия, снарядили конные подводы. Командиры ничего не объясняли – приказ есть приказ. Вдруг на горизонте показался столб дыма. Потом второй, третий. Артиллеристы ничего не понимали. А затем на встречу попался вестовой – раненый, но на лошади: «немцы перешли Буг, крепость окружена, идет бой…»
- Прадед вспоминал: офицеры решили не менять направления движения, действовать в рамках приказа. Думали, что это провокация и не больше того. Но буквально через полчаса наткнулись на танковый клин фашистов, - продолжает Олег.
Говоря точнее, это был передовой отряд из нескольких «Т-3». Пехота их не прикрывала – видимо, завязла в приграничных боях. Танки появились перед колонной внезапно, уже построенные в боевой порядок. Пока артиллеристы распрягали лошадей, пока разворачивали орудия… Точными выстрелами фашисты сожгли два из них, еще два оставили без расчетов. Хвост колонны все же успел изготовиться к бою. До этого сержант Бойко стрелял только по деревянным мишеням. Потому первый снаряд лишь чиркнул по командирскому люку. Зато ответный выстрел лег в прямой близости, окатив пушкарей жаром. Больше шанса на ошибку не было – бронебойный угодил точно в смотровую щель водителя.
Другие бойцы успели скатить пушку с обочины в поле, где были не видны. Потому второй «панцер» успел только обойти подбитого товарища, как запылал и сам. А третий, поняв, что остался один, ушел назад, прячась за шлейфами дыма. Так завершился первый бой… Как раз в это время штурмовавшая Брестскую крепость 45 пехотная дивизия получила приказ на отступление – первый в немецких войсках за всю войну. И все же, врагу удалось обойти ее с флангов. Скоро артиллеристы вновь повстречались с ним, «угостив» огнем батальон пехоты. Этот бой был более кровопролитным: фугасных и осколочных снарядов в ящиках было мало. Под плотным винтовочным и автоматным огнем «сорокапятки» выстроились полукольцом. Преодолеть этот заслон сходу гитлеровцы не смогли, оставив на дымящемся поле больше сотни солдат. И вскоре небо наполнилось гулом моторов…Вой, с которым «Юнкерс-87» входит в пике, Иван Бойко теперь не забудет никогда. Перед глазами вдруг вырос столб огня, перевернувшаяся пушка отлетела в сторону. А наводчика оглушило и почти завалило землей.

В лесах Подмосковья
Это был настоящий ад. Войска беспорядочно отступали, кочуя из окружения в окружение, в воздухе постоянно висели штурмовики. Про сержанта Бойко уже тогда говорили: не иначе, как заговорённый. Остался в живых единственный из дивизиона, чудом выбрался к своим, да и с пехотой уже успел хлебнуть горя. Хотя свою воинскую специальность не забывал. Так, в одном из лесов солдаты наши пушку с четырьмя снарядами. Пока поредевшая рота уходила на восток артиллерист остался в засаде. Ждать пришлось недолго…
Выстрел, второй. О пристрелке речи не шло, но полвзвода пехоты уже не поднимется никогда. Только и фашисты за два месяца боев тоже кое-чему научились: гранатами вывели орудие из строя, а стрелка скрутили по рукам и ногам. Им царившая неразбериха тоже нравилась не особо, вот и хотели выяснить: что за часть перед ними, сколько штыков, и т.д. Но разговора не состоялось: внезапный налет «Ил-2» вновь дал удачливому красноармейцу шанс.
- Немцы залегли. А он поднялся и пустился бежать, как только мог. Конечно, в спину стреляли, но не попали. Другой вопрос – как он не погиб под нашими же бомбами? Наверное, и вправду был заговоренным, - продолжает правнук.
Завязывалась главная битва – за Москву. Стремясь выйти на подступы к столице, фашисты все так же делали упор на танковые соединения. И уничтожение их брони стало стратегической задачей. Опытных истребителей бронемашин тогда не хватало. Потому Иван Бойко, к тому времени уже получивший лейтенанта, был направлен в тыл, обучать новобранцев.
Теперь учебные стрельбы проводились по выведенным из строя вражеским танкам. Просто попасть по «коробке» – недостаточно, значение имели нюансы: расстояние, угол встречи снаряда с броней и так далее. Так прошло три месяца. А в канун нового года артиллерист вновь вернулся на фронт, в качестве командира батареи.
Курский рубеж
Дальше было зимнее контрнаступление 1942 года. Затем – тяжелые бои за Сталинград и жаркое лето под Курском. Как раз тогда и пришлось познакомиться с «тиграми» и «пантерами». Специально для борьбы с ними в войска поступили более мощные пушки «Зис-2». Пробить толстую лобовую броню было очень сложно, потому разработали капканную тактику. Два орудия «заманивали» танк на себя, а еще пара стволов в определенный момент била с боков, прошивая более тонкие борты. Здесь многое зависело от выдержки и хладнокровия пушкарей.
- Однажды «Т-6» атаковали наших группой в 5 машин. Заманить такое количество в огневой мешок было невозможно. Но спасло то, что два ствола все же были замаскированы. Прадед бил прямой наводкой, смешал их строй. Потеряв все почти все пушки, атаку отбили. Но этот бой стал для лейтенанта последним: снаряд угодил точно в ящики с боеприпасами, - продолжает рассказ студент, - остался жив, комиссовали по ранению. Конечно, потом восстановился. Работал в колхозе, воспитывал детей.
…Последние свечи гаснут, уступая свету раннего утра. На часах – половина пятого. В голову приходит мысль: тогда, 76 лет назад, началась даже не война. 22 июня 1941 года стало рубежом новой человеческой истории. Ее писали 1418 дней, в окопах и блиндажах, в пилотских кабинах и на капитанских мостиках. Не столько для себя, сколько для нас, живущих ныне.

Иван БЕГМА.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий