А ты подписался на нашу газету?
 
» » О бухарском товаре, кудели и корыте за 30 копеек

О бухарском товаре, кудели и корыте за 30 копеек

Автор: gines от 17-02-2016, 22:31
О бухарском товаре, кудели и корыте за 30 копеек Кем только не обыгрывалась с лёгкой руки Марка Твена вошедшая во всемирный оборот изящная фраза о статистике («Существует три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика»), хотя все без исключения шутники, даже те, кто слыхом не слыхивал о дисперсии или репрезентативности, как пользовались, так и продолжают пользоваться результатами статнаблюдений. А вот в середине XIX века во всех губерниях России имелись Статистические комитеты, членами которых состояли самые образованные и уважаемые люди. Одним из первых в стране в 1835 году такой комитет был образован и в Уфимской губернии.

В 1864 г. председателем уфимского Статкомитета стал врач Николай Александрович Гурвич, с его именем связано начало массовых переписей населения в нашем крае.

В статье в №2 журнала «Уфа» я решил немного углубиться в тему ярмарки, которая вела свой отсчёт с 1812 года и проводилась ежегодно в конце января – начале февраля. Объяснил, кто такой дед на ярмарке, напомнил, что такое раёк, и даже осмелился доказать, чем занимался никому ныне не ведомый и оставшийся только в воспоминаниях М.В. Нестерова Зрилкин. А вот чтобы разобраться с названиями привозимого товара не хватило ни времени, ни места – оставил на потом. Вот это самое «потом» и настало.

Итак, начнём. В «Памятной книжке Уфимской губернии» на 1873 год Н.А. Гурвич приводит итоги переписи, проведённой на ярмарке 1871 года в Уфе. В его тексте то и дело встречаются малопонятные, а то и вовсе загадочные названия: бумажный, бухарский товар, а также игольный, москательный, панский и вязниковский. Попробуем разобраться в давнишней торговой терминологии.

Воспользуемся советом одного из современников Гурвича «Зри в корень», но на всякий случай достанем с полок и словари. Бумажную ткань, как становится ясно уже из самого текста статотчёта, нынче бы мы назвали хлопчатобумажной. Бумага в значении «хлопок и изделия из него» в словаре С.И. Ожегова даётся с пометкой устар. Зато в слове москатель корень слова нам ни о чём не скажет. Но практически в любом современном толковом словаре сказано, что так называли и называют бытовую химию, лаки, краски и клей.

Сложнее обстоит дело с панским товаром, выручает только В.И. Даль (работавший, кстати, в первом составе Статистического комитета Оренбургской губернии): «Панской товар, красный, аршинный, фабричныя ткани». Об одной из ярмарок Центральной России в те годы современник писал, что в «панском ряду вы не увидите ни дёгтем выпачканного чумака, ни прасола со шкурками, ни крестьянки с поясами: вход чёрному народу недоступен в это эльдорадо».

Чуть сложнее идёт расшифровка термина бухарский товар, ведь это не только ткани, ковры, каракуль, шёлк, но и то, что было произведено в Афганистане, Иране и Индии. Бухара тогда была важнейшим торговым центром Средней Азии.

Не просто при кажущейся очевидности названия понять, что такое товар игольный: неужели целых восемь человек зимой 1871 года на базарной площади Уфы торговали иголками? И почему на более крупных, чем наша, ярмарках (самой большой в Уфимской губернии была Мензелинская), образовывались целые игольные ряды. Вот что писал посетитель Курской коренной ярмарки 1860-х гг.: «Тут тесёмки, ленты простые, шёлковые, стеклярус, монисты, снурки, гарус, шёлк для вышиванья и проч., в сущности, игольный товар и есть галантерейный, но не панский, а для простого класса». Нижегородские же исследователи значительно сужают размах и утверждают, что игольный товар – напёрстки, пуговицы и кольца. И уж совсем вводит в недоумение постановление Совнаркома СССР от 21 января 1930 г., в котором сказано следующее: «Игольный товар, как то: иглы швейные, вязальные, вышивальные, крючки вязальные, тамбурные и т.п.» Вынужденно приходим к выводу, что в разных местностях (и в разные годы) игольным товаром называли разные вещи.

И уж совсем сложно обстоит дело с товаром вязниковским. Очень давно это было, так что в справочниках ничего подобного мы не найдём, молчит даже словарь В.И. Даля. А ведь в отчёте об Уфимской ярмарке 1871 года указано, что вязниковским товаром на ней торговали едва ли не в четверти из общего числа лавок! Зато продавцов данного товара в числе купцов не указано, хотя есть среди них торгующие шёлковыми, шерстяными тканями и бумажным товаром.

Нигде в России такого термина больше не встречается. «Вязниковские? Да то ж огурцы!» – воскликнут огородники со стажем. И будут правы. Наполовину. Потому что Вязники Владимирской губернии были известны не только своими огурцами (есть даже такой сорт – «Вязниковские»): с середины XVIII века город (поначалу село) становится одним из центров выращивания и промышленной переработки льна, выработки льняной пряжи, полотна и пеньковых канатов, а также поставщиком продукции из льна на общероссийский рынок. Должно быть, по месту происхождения и называли товар. Но это хоть и достаточно обоснованное, но всё же предположение. Надо бы его как-то проверить с другой стороны.

Попробуем выяснить цену загадочного товара. В том же отчёте об Уфимской ярмарке 1871 года указано, что 20 человек торговали «красным товаром». Согласно Энциклопедическому словарю Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона, красный товар это – «материал для одежды, аршинный, т.е. покупаемый на меру длины». Из Уфы и Уфимского уезда в тот год на ярмарку привезли вязниковского товара на 20200 руб., из Бирска – на 2000 рублей. К сожалению, указан только общий вес продаваемого товара, то есть вместе учтены, например, металл, ткань и сапоги.

Но на наше счастье, на ту давнюю ярмарку прибыли и два купца из Бугульмы: они привезли на продажу 300 пудов загадочного вязниковского товара на сумму 9 тысяч рублей. Простым делением получаем, что 1 кг вязниковского товара стоил 1 руб. 83 коп. А теперь предположим, что при весе одного его квадратного метра от 140 до 300 грамм (как и 1 м2 льняных тканей) он стоил от 26 до 55 копеек. Арифметика - наука точная и предсказуемая, в отличие от экономики или истории. (Шутка).

Но как оказалось, найти стоимостной эквивалент этому «квадрату» в те стародавние времена не так-то просто. Случались неурожаи, цены прыгали, да и в курсе рубля – ассигнациями или серебром – разобраться не так-то просто. Но наш Николай Александрович Гурвич и горячо любимая им статистика выручат и на этот раз. Хорошо сегодня известных (и понятных) товаров типа тетрадей или ножниц мы у него не найдём. Не поможет и то, что пуд картофеля продавали за 22 копейки (чуть больше копейки за килограмм!), ведь цены на сельхозпродукцию, в отличие от фабричной, были сильно занижены в сравнении с нынешними. Придётся отмести и карандаш: довольно дорогая тогда вещь, карандаш фабрики Фабера стоил целых 55 копеек, т.е. в два с половиной раза дороже пуда картошки! Конечно, какое-то представление о тогдашнем курсе рубля дают приводимые Гурвичем средние цены на… ведро солёных огурцов образца 1871 года – 40 копеек. А сотня яиц «тянула» на 1 рубль 38 копеек. Приводится цена (правда, отпускная, т.е. заводская) стальной косы из Златоуста – 34 коп. А ещё Гурвич даёт среднедневную зарплату работника – 39,5 коп. (а если работник с лошадью – 81 коп.)

Впрочем, гораздо более интересна для нашего расследования цена обычного деревянного корыта в базарный день – от 30 до 50 копеек. Дёшево это или дорого? В «Золотой рыбке» Пушкина данная вещь стоит не слишком высоко: «Хоть бы взял ты с неё корыто, наше-то совсем раскололось». Для цен на льняные ткани в статотчёте Гурвича места не нашлось. Богатый ассортимент и широкий разброс цен, видно, был. Но в связи с тем что цена квадратного метра льняной ткани примерно равна цене деревянного корыта, предположение наше, скорее всего, верно. Тем более что именно лён на ярмарках в других губерниях в торговом ассортименте был столь же распространён, как вязниковский товар в Уфе почти полуторавековой давности.

Так что вязниковский товар, который привозили уфимские, бирские и бугульминские купцы, – льняная ткань, полотно (и, возможно, пряжа – кудель), входящие в торговую классификацию под названием «красный товар».

Меня спросят: но, возможно, в Уфимской губернии обходились и без Вязников – лён, должно быть, и здесь выращивали? Вновь углубляемся в чтение старинного справочника: «Из волокнистых растений имеют существенное значение в крестьянском хозяйстве и производятся ими в значительном количестве лён и конопля, из которых выделываются домашние ткани и нитки…»

Их делали, но вот о крупных мануфактурах (т.е. фабриках) ни слова! Не говорится о таковых и в последующие годы. Интересно, что в 1870-е годы уже работала льнопрядильная фабрика Алафузова в Казани, но и её продукцию в Уфе упорно продолжали именовать вязниковским товаром. Лишь к началу ХХ века о таком названии забыли напрочь.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий