А ты подписался на нашу газету?
 
» » Дай лапу, друг…
Наш на все 100

Дай лапу, друг…

Автор: cmanager от 17-09-2020, 08:47

Дай лапу, друг…У ворот нас встречает Принцесса – крупная псина породы алабай. Муратби Рубжанов, директор ООО «Рекс», куда мы приехали, подает нам знак: не выходить из машины. А мы и не собирались: размеры и неприветливый вид собачки подсказывают, что лучше к ней не приближаться. Тем временем Принцесса (прозвище получила, потому что живет в водонапорной башне, которая располагается рядом) благодарно принимает из его рук кость и отбегает в сторону. Проезжаем на территорию предприятия, которое специализируется на отлове и стерилизации безнадзорных собак.
Временная неволя
Базируется оно неподалеку от Бирска, арендуя помещения с мрачным прошлым, когда-то здесь утилизировали крупный рогатый скот. Однако отстреливать, усыплять собак, как это делалось раньше, нельзя. Согласно принятому Закону «Об ответственном обращении с животными» теперь в чести только гуманные принципы: отлов, осмотр на предмет заболеваний, при необходимости - лечение, стерилизация или кастрация, вакцинация против бешенства, затем – чипирование и возврат на прежнее место обитания (кстати, моменты отлова и освобождения должны быть зафиксированы на видео).
Выходим из машины, и на нас обрушивается лай и визг: сейчас в приюте содержится примерно 70 собак. Большая их часть – в ожидании обработки. Партия, прошедшая хирургическое вмешательство, обрела свободу незадолго до нашего визита. Однако не всех отпускают, некоторые остаются жить здесь.
- Закон делит безнадзорных животных на три категории. Первые – здоровые, после стерилизации или кастрации должны быть отпущены, вторые – безнадежно больные, подлежащие эвтаназии, третьи – агрессивные, их нельзя выпускать на волю, - поясняет Муратби.
Из пункта временного содержания предприятию пришлось перепрофилироваться в питомник, так как перенаправлять агрессивных собак некуда, а следовать букве закона надо. Потенциально опасных животных здесь несколько. К примеру, во дворе по-хозяйски расположился алабай, еще более крупный, чем Принцесса. И хотя он равнодушно оглядел нас и больше не проявлял никакого внимания, сотрудники приюта посоветовали не подходить близко. Нашли его в центре Туймазов. Пес лежал на улице, пугая прохожих. Открыли дверь фургончика: «Ну, поедешь?» Он послушно забрался внутрь и теперь живет здесь. Еще один алабай по кличке Мишка сидит на цепи в отдалении. Крупное мускулистое его тело удерживают искривленные лапы. Видимо, бывшие хозяева не следили за собакой, страдавшей от недостатка кальция.
«Даже после кастрации как такого на улицу выпустишь?», - разводит руками ветеринар Екатерина Доброгорская. В питомнике именно она отвечает за медицинскую часть: осматривает, лечит и проводит операции.
На содержании остаются и возрастные песики. Их нельзя стерилизовать, так как они не переживут наркоз. Одна такая Бабуся «работает» нянькой у щенков, которые находятся в отдельной комнате. Едва мы зашли туда, как маленькие шерстяные комочки, жаждущие внимания и ласки, обступили нас. Стерилизовать их, конечно, еще рано. Поэтому судьбой малышей занимаются бирские зоозащитники, находя им хозяев через соцсети.
Вообще, собаки здесь, как правило, содержатся в общих вольерах, но отсаживаются отдельно, если не уживаются с соседями.
- Помещение мы заняли в апреле. Когда пришли сюда, тут царила разруха. Здание было заброшенным еще с 90-х годов. За это время обрушилась кирпичная кладка перегородок, побились стекла, нанесло пыли и грязи. Пришлось немало потрудиться, чтобы навести порядок. Вольеры монтировали сами, за свой счет, уже вложили 600 тысяч рублей. Так как на днях заключили договор на отлов 1500 собак, теперь необходимо приспосабливать дополнительные помещения, готовить их к содержанию в зимних условиях. На это снова придется искать деньги, так как нам не выделяются средства на ремонт и благоустройство, - показывает хозяйство директор предприятия.
Баланс в природе
Небольшой урок арифметики. На одну собаку (из первой категории) из бюджета выделяется 5200 рублей. В эту сумму входит отлов, транспортировка (ГСМ), закупка медицинских препаратов, хирургическое вмешательство, корма. Для сравнения: в Санкт-Петербурге эта сумма составляет 38 тысяч, в Алтайском крае – 14 тысяч, в Челябинской области – 12 тысяч. В Уфе получается 57 рублей в сутки на одно животное. А ведь еще нужно оплачивать аренду, коммунальные услуги и зарплату сотрудникам.
- У нас работают две бригады, которые выезжают на вызовы ежедневно. На данный момент поступило 400 заявок. Обслуживаем Уфу, Бирский, Благовещенский, Белорецкий, Федоровский, Аургазинский, Туймазинский, Нуримавновский, Караидельский и Гафурийский районы, - рассказывает Рубжанов между делом. Работники как раз собирались готовить обед и ждали мясо, которое он им и подвез.
Ежедневно на приготовление похлебки уходит до 8 кг круп (кормить хлебом и макаронными изделиями нельзя). Она варится на бульоне, для которого используются мясная стружка, кости и обрезки. Приют закупает их у местного предприятия. А на прошлой неделе ему пожертвовали целую говяжью тушу. При нас в большой ванне готовится овсяная каша. На всех обитателей таких понадобится две. Готовая еда раскладывается по ведрам и остужается (от горячего, как известно, животные могут и погибнуть), потом ее разносят по вольерам. Процесс кормления проходит под наблюдением, чтобы поели не только самые шустрые, но и тихони.
Но даже не финансовый вопрос затрудняет работу предприятия. Как ни парадоксально больше всего атмосферу нагнетают… зоозащитники.
- Есть волонтеры, с которыми мы сотрудничаем, они регулярно нас навещают и помогают, чем могут. Но часто сталкиваемся совершенно с неадекватным поведением людей, которые обвиняют нас в жестоком обращении. Строчат жалобы в прокуратуру, только за последний месяц нас посетило девять проверок из разных ведомств. Вот до вас побывала Бирская ветстанция. Сделали замечание, что надо подлатать кафель на стенах. Каждый раз я со всем пакетом документов (акты отлова, карточки животных, акты стерилизации, утилизации биологических отходов, заключения ветеринаров, журналы учета) должен обивать пороги инстанций, чтобы доказать, что мы просто делаем свою работу, - рассказывает Муратби.
Ни одного случая смерти собак во время отлова или хирургического вмешательства здесь не зафиксировано. После новоселья в питомнике, действительно, погибли 8 песиков, заразившихся инфекцией, так как раньше в этих помещениях забивали скот. Трупы сфотографировала одна из посетительниц, написала заявление в прокуратуру, а фото выложила в соцсетях. Она же объявила сбор в помощь бездомной собаке, но в итоге сдала ее в этот же приют. Сам питомник никогда денег в соцсетях не просил и никакой материальной помощи от посторонних людей не получал. «Мы не объявляем денежные сборы, так как являемся коммерческим предприятием», - пояснил руководитель ООО «Рекс».
Можно понять беспокойство граждан, но мы никаких признаков плохого обращения с четвероногими не увидели, хотя явились без предупреждения. Справедливости ради надо сказать, что зрелище в питомнике довольно унылое. Вместо аккуратных вольеров, как нам показывают в фильмах, мы видим кирпичную кладку обветшавших стен старого здания. И недовольство его обитателей тоже понятно – кому понравится, когда тебя поймали и держат здесь неизвестно зачем. Они жалобно лают, смотрят печальными глазами... Чье сердце не растает при виде несчастной собачьей мордочки? Им ведь не объяснишь, что так надо, что их бродячие и размножающиеся стаи представляют реальную угрозу для людей? Я лично не хотела бы, чтобы мои дети встретились с агрессивными собаками на пустынной улице.
Однако идти на поводу у своих чувств - слишком однобоко, а ситуацию необходимо оценивать объективно. Ведь очевидно, что и этих мер недостаточно. Управление ветеринарии по РБ представило статистику: на территории республики зафиксировано 150 тысяч бродячих собак, только в одной Уфе их около 30 тысяч. Представляете, сколько животных надо обработать одномоментно, чтобы ощутимо сократить их популяцию?
Еще одна проблема: закон требует, чтобы чипированных псов после отлова возвращали на прежнее место обитания. Поэтому сотрудники предприятия после всех процедур отвозят их обратно. В нашу редакцию не раз звонили жители пригородных сел и жаловались на большое количество собак с бирками на ушах. Вот и получаются те же стаи... Кстати, природные инстинкты даже после стерилизации сохраняются еще несколько месяцев.
Не хотелось бы заканчивать материал на мрачной ноте. Но работа в направлении ответственного обращения с животными только-только началась, находится еще в зачаточном состоянии. Поэтому надо находить баланс, чтобы не страдали ни люди, ни братья наши меньшие.
Альбина Зубарева.

Фото Риты Ишниязовой.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий