А ты подписался на нашу газету?
 
» » Сосфенов с берегов Агидели

Сосфенов с берегов Агидели

Автор: cmanager от 6-12-2018, 10:16
Сосфенов с берегов АгиделиВ истории уфимской прессы Иван Прокопьевич Сосфенов известен как первый редактор «неоффициальной» части «Оренбургских губернских ведомостей» и первый беллетрист в Уфимском крае.
Сосфенов (1804 - после 1876) не был уфимцем по рождению. В списке выпускников Московской духовной академии за 1822 год числится магистр Иван Сосфенов, получивший назначение в Казань. По церковной стезе свежеиспеченный магистр не пошел, а стал, как многие его соученики, учителем. В этом качестве спустя пять лет и появился в нашем городе. Здесь он сделал успешную карьеру: от рядового учителя поднялся до штатного смотрителя 1-го приходского училища (по сути, директора). Кроме того, ему принадлежала частная библиотека с выдачею на дом книг и журналов, а также пансион для мальчиков, задачей которого была подготовка юных недорослей к продолжению образования. О работе пансиона можно судить по любопытному объявлению от 27 июля 1846 года.
«Коллежский Асессор Иван Прокопьевич Сосфенов, содержатель частного учебного в Уфе заведения имеет честь известить, что прием воспитанников в его Приготовительный пансион начинается на 1846/47 учебный год с 22 будущего Августа и продолжится до 12 Октября. Почему желающие отдать на воспитание своих детей, благоволят относиться к нему в продолжении помянутого времени. Прием же в первое отделение сего заведения продолжится и далее. Полные пансионеры, то есть пользующиеся столом, присмотром и учением, платят за учебный год 500 рублей ассигнациями; полупансионеры, или пользующиеся только учением, присмотром во время его и учебными пособиями, вносят за учебный год 250 рублей ассигнациями; желающие обучаться танцованию платят особо 10 рублей серебром в год. Назначенная сумма вносится безусловно за полгода вперед. За собственную прислугу плата особо 25 рублей серебром.
Предметы учения в заведении: Священная история, чтение и письмо Русского, Французского, Немецкого и Латинского языков; первая часть Русской и Латинской грамматики и Арифметики; физическое обозрение глобуса, начала Физической Географии и танцование».
Училище, которым заведовал Сосфенов, находилось на углу Пушкинской и Телеграфной улиц (ныне Пушкина и Цюрупы). Там он и проживал со своим многочисленным семейством.
А должность редактора на общественных началах занял с благословения вице-губернатора А.А. Македонского летом 1845 года. До него неофициального раздела в нашей газете не существовало, так что Ивану Прокопьевичу пришлось создавать его с нуля, искать материалы, приглашать авторов, а первое время просто-напросто все делать самому. Вот почему часть публикаций появлялась под его фамилией, часть под инициалами «С.» или «И.С.», а то и совсем без подписи. Но круг тем, стилистические особенности речи выдают авторство Сосфенова.
В книге М.И. Роднова «Иван Сосфенов: начало уфимской литературы» (Уфа, 2012) рассказывается о краеведческих изысканиях соратников Сосфенова - Лосиевского, Зефирова, Юматова, упоминаются корреспонденции из Стерлитамака, Бугульмы, Троицка, Мензелинска, Оренбурга, но главное - в книгу включены произведения самого Сосфенова, опубликованные без подписи или под псевдонимом Прибельский. Это, например, этнографические очерки о мещеряках, мордве и черемисах.
«Характер Мещеряков более мягкий, нежели грубый, с умом довольно сметливым; телосложения крепкого, но слабее Башкирцев; лицем смуглы, стан их стройный; одежда мужчин состоит более из синего домотканого кафтана; на голове обыкновенно носят низкие татарские шапки, на ногах обувь: лапти и сапоги; страсть их - париться в банях и ездить по гостям».
Или рассказ о путешествии в тарантасе в обнимку с сафьянной подушкой и встрече в деревне Лаклы со старожилом Гиреем. Сосфенов передает его повествование о несчастной участи прекрасной Фаризы и буйном нраве «Саловата, сына старшины Юлая Адналина», описывает Айскую пещеру, связанную с этой печальной историей, опасный путь в ее недрах по камням, под нависающими сводами, при свете лучины.
Самое, пожалуй, интересное - два беллетристических сочинения «Иван Игнатьевич Дюков» и «Вестник спасения и радости». Взяв за основу действительные события из истории осады Уфы пугачевскими войсками, дав героям настоящие фамилии людей того времени и даже делая топографическую привязку к Фроловской улице (Тукаева), где «ныне здания чиновника Энькова, мещан Дюковых и купеческой жены Ветошниковой», Иван Прокопьевич далее дает волю свободному полету фантазии. Он живописует внешность героев, приводит их разговоры. Под его пером молодой нижегородский купец Дюков превращается в почтенного старика Ивана Игнатьевича, казак Губанов, переметнувшийся к пугачевцам, становится его ближайшим соседом, а их дети Андрей и Варинька в лучших литературных традициях любят друг друга и под занавес умирают. Андрей гибнет от пули башкирского повстанца из отряда Чики Зарубина, Варинька уходит из жизни от тоски по милому другу.
«Вестник спасения и радости», тоже из истории пугачевского бунта, написан в ином ключе. Здесь к коменданту города Мясоедову прибывает гонец с известием о том, что мятежники разбиты войсками Михельсона. Гонцом оказывается его сын Владимир. Не обходится и без любовной линии, заканчивающейся веселой свадьбой. Избранница Владимира - дочь воеводы Борисова. А какие диалоги сочиняет Иван Прокопьевич! Прелесть что такое! Будто со страниц романов, печатавшихся в столичных литературных журналах.
«Что же это значит, Владимир Сергеевич?
- То, что мне не хочется уже оставить Уфу: что-то необъяснимое меня привязывает к ней.
- Наверно, и Уфа к вам неравнодушна.
- Ежели так, то взаимное влечение одного предмета или лица к другому и называется симпатиею.
- Благодарю, теперь я хорошо понимаю слово симпатия, - улыбаясь и несколько покраснев, сказала Наташа».
С отъездом из Уфы Македонского, а затем и сменившего его вице-губернатора Балкашина Сосфенов отходит от активной деятельности. Он распродает принадлежавшую ему библиотеку: «По случаю закрытия частной библиотеки для чтения г. Сосфенова в Уфе, продаются у него, по самым выгодным ценам, исторические и географические книги, повести, романы и периодические издания (журналы). Равным образом продается у него коллекция портретов русских авторов». Еще раньше, «по недостатку числа учащихся», начались трудности с пансионом.
В краеведческой литературе встречались сообщения о его окончательном отбытии в Казань. Меня это всегда удивляло. Как же так? Ведь его незамужние дочери и через двадцать лет обитали в Уфе. Олимпиада работала повивальной бабкой (акушеркой), Елизавета - классной дамой Мариинской женской гимназии. Как-то не принято было в то время, чтобы девицы, пусть даже работающие, жили отдельно от родителей. Никуда он, конечно, не уезжал. Подтверждением тому могут служить сведения о военном призыве, помещенные в «Уфимских губернских ведомостях» летом 1876 года.
«Из списка лицам, родившимся в 1855 году и подлежащим исполнению воинской повинности в 1876 году. По метрической выписи Настоятеля Уфимской Ильинской церкви: Родион, сын дворовой девки г. Сосфенова Дарьи Федоровой; Сосфенов Илья Иванов, сын чиновника; Мирон, сын дворовой девки г. Сосфенова Степаниды Николаевой».

Анна Маслова.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий