А ты подписался на нашу газету?
 
» » Редактор - долгожитель

Редактор - долгожитель

Автор: cmanager от 8-11-2018, 09:19
Редактор - долгожительВ августе 1865 года из состава Оренбургской была выделена Уфимская губерния, и «Оренбургские губернские ведомости» естественным образом разделились.
Неофициальной частью продолжал заведовать Петр Николаевич Чоглоков, официальную подписывал новый губернатор Григорий Сергеевич Аксаков. Но уже с ноября того же года, ровно 147 лет назад, он назначил вместо Чоглокова энергичного секретаря Уфим-ского статистического комитета Николая Гурвича (1828-1914). Он-то и встал у руля местной прессы на долгие 32 года, до 1897-го.
Николай Александрович родился в Гродно (по некоторым данным, как раз в ноябре). Учился в Германии, окончил Императорскую ме-дико-хирургическую академию в Санкт-Петербурге. Науку враче-вания постигал у выдающихся медиков Пирогова и Грубера, а после окончания академии в звании лекаря по рекомендации доктора Авенариуса был принят в штат Калининской больницы.
Детальные биографические сведения о Гурвиче приведены в статьях В.В. Латыповой, в книгах М.И. Роднова и И.В Нигматуллиной. Желающие могут обратиться к ним, там есть что почитать и о чем поразмыслить. Но об истории его женитьбы и причинах переезда в Уфу хотелось бы сказать подробнее.
Авенариус, будучи доктором Высочайшего двора, посоветовал гу-бернатору Петербурга Жуковскому, брат которого Иван Василье-вич, приехавший из Уфы, заболел холерой, обратиться к молодому многообещающему врачу. Гурвич поставил больного на ноги, по-дружился со всем семейством Жуковских и вскоре попросил руки его дочери Вареньки. Уфа стала неизбежной.
Здесь Николай Александрович нашел для себя широкое поле дея-тельности. Он трудился как практикующий врач, лечил удельных крестьян, разъезжая по отдаленным уголкам губернии, заведовал детским приютом, был членом нескольких общественных комитетов, занимался благотворительностью. С момента создания статкомитета в 1864 году на протяжении почти 30 лет занимал должность его секретаря, в сущности, руководителя. Во многом по его инициативе в 1864 году был открыт краеведческий музей. Комитет (и бесплатная читальня, и музей) располагался на Пушкинской улице. Здание со-хранилось. Это небольшое двухэтажное строение через один дом от Театра оперы и балета, почти потерявшееся на фоне помпезных но-востроек последних лет.
При Гурвиче в «Уфимских губернских ведомостях» процветало краеведческое направление. Беллетристику и поэзию осторожный Николай Александрович, мягко говоря, не приветствовал - мало ли чего напишут эти властители дум. Зато почти в каждом номере по-являлись этнографические и исторические материалы, статистиче-ские сведения. Он сумел привлечь широкий по провинциальным меркам круг авторов, много статей выходило и за его подписью. К примеру он рассказывал об ужасах оспы и призывал к тотальному оспопрививанию (методы лечения «народных целителей» были варварскими), клеймил конокрадство (во все времена средства пе-редвижения привлекали злоумышленников); описывал борьбу про-тив расплодившихся волчьих стай (наверняка, сам столкнулся с этой напастью); ратовал за создание памятника защитникам Уфы против войска пугачевского генерала Чики Зарубина у стен Троицкого храма (памятника не поставили, а теперь нет и Троицкой церкви).
Мне хотелось бы остановиться сейчас на одной из первых его пуб-ликаций, появившейся в ноябре 1865 года. Она исключительно пространна, поэтому приводится в небольшом сокращении.
«По поводу статьи г. Пекера. Мы посвятили главные столбцы предыдущаго номера интересной и капитальной статье г.Пекера. Спешим теперь вслед за тем выразить почтенному автору ту подо-бающую признательность, которую он вполне заслуживает со сто-роны редакции.
Мы уверены, что монография г.Пекера была бы принята с удоволь-ствием в любом журнале, потому что Общий Сырт принадлежит к числу исключительных местностей в России, и потому такой разно-сторонний обзор, какой сделал ему г. Пекер, имеет интерес не для одних только жителей Оренбургскаго края. Несправедливо было бы, конечно, заявлять претензии на право территориальной соб-ственности относительно местной умственной деятельности, но нельзя, однако, помириться и с тем положением, что все, выдающе-еся над уровнем посредственности, должно непременно считать себя собственностью какой-нибудь центральной газеты или журнала.
Всякий мыслящий человек желает или должен желать, поделиться с другими своею умственной собственностью. Но статья, помещенная в местной газете, прочтется хоть немногими, но с интересом и, смотря по содержанию, с пользою. Статья, пущенная на чужбину, в океан-море центральных изданий, не может еще знать, какая ея по-стигнет участь - быть может, совсем она канет безследно, а если и заметят, то, конечно, на одну минуту, потому что на больших вы-ставках не останавливаются подолгу у каждаго предмета.
Все люди вообще самолюбивы, а авторы, как говорят, в особенно-сти. Но едва ли самолюбие автора из отдаленной губернии может разсчитывать на большие шансы удовлетворения при отправке сво-его труда в центральное какое-нибудь издание, чем при сообщении его губернской редакции. Здесь автор может быть уверен, что его труд будет принят радушно, оценен справедливо, издан неприкос-новенно, а если и потребуются изменения, то они сделаются с раз-решения автора.
Всякий трудящийся имеет право желать, чтобы его труд был возна-гражден. Этот аргумент, без всякаго сомнения, - самый убедитель-ный. Но неужели большия редакции так безусловно чивы [щедры - А.М.] на гонорарий? Ведь обыкновенно: где больше привоза, там товар дешевле, а между тем есть возможность сбывать свои произ-ведения и дома, потому что за статьи серьезнаго содержания, име-ющия существенное местное значение Статистический Комитет, считающий ныне Губернския Ведомости своим органом, не поску-пится на гонорарий.
Мы разобрали все то, что, по нашему пониманию, ведет к объясне-нию проблемы - почему наши, пишущие для печати, земляки обхо-дят местную газету и непременно нарохтят [рвутся, стремятся - А.М.] в литературные салоны, где их принимают чуть ли не у поро-га, тогда как они могут быть уверены, что в нашей скромной хате их посадят в красный угол».
Удивительно живая речь, согласитесь, с яркими, образными срав-нениями, разговорными оборотами, при этом с хорошим литера-турным языком.
Общий Сырт - обширная платообразная возвышенность, образую-щая водораздел между бассейнами Волги и Урала. Сама статья скучна, длинна, путана, все больше о геологическом строении - песчаники, глины, известняки, написана сухим, наукообразным языком. Остается предположить, что свежеиспеченному редактору хотелось привлечь как можно больше «своих» авторов. Отсюда - непомерные похвалы в адрес г-на Пекера и камешки в огород сто-личных изданий.
Несколько слов об Александре Андреевиче Пекере. В 1865 году он был скромным титулярным советником в должности уполномочен-ного Палаты государственных имуществ по полюбовному размеже-ванию казенных земель. Кроме того, был членом губернского ста-тистического комитета (вот откуда знакомство Пекера с Гурвичем!). В ноябре 1891 года Пекер вышел в отставку «по разстроенному здоровью» уже в чине действительного статского советника, исполняющим делами Белебеевского предводителя дворянства.

Анна МАСЛОВА.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий