А ты подписался на нашу газету?
 
» » Эффект неслучайности

Эффект неслучайности

Автор: cmanager от 3-05-2018, 11:17
Эффект неслучайностиВ Уфе побывала ведущая Елена Кизякова. Съемочная группа передачи «Когда все дома» приезжает в республику два раза в год. В этот визит были сняты видеоролики о 18 ребятах, проживающих в детских домах и приютах.

- Вы много ездите по стране, побывали в десятках казенных учреждений. Что, на ваш взгляд, общего между ними?
- В них не работают случайные люди. Детдом становится для них судьбой. В большинстве своем они отдают всю свою душу ребятишкам. Но стоит только рассказать в СМИ о каком-нибудь вопиющем случае, как начинается обобщение, и у многих создается впечатление, что так везде. Меня часто спрашивают об этом мои знакомые. И я неизменно отвечаю: это исключение из правил, как, впрочем, в любой сфере. Когда я вижу, как ребенок садится рядом с педагогом, пристраивается под его «крыло», а иногда во время съемок и засыпает на его груди, такое сыграть нельзя.
- Как удается раскрыть характер ребенка за достаточно непродолжительное общение?
- Это глубоко раненые дети, и наша задача - сделать так, чтобы они поверили тебе и начали раскрываться. И здесь без доверия не обойтись. Например, сегодня мы были в детском доме №1, где снимали двух подростков. Вначале они неохотно шли на контакт, но постоянное взаимодействие на протяжении нескольких часов дало результат. Конечно, мы беседуем и с воспитателями, и с психологом, и соцпедагогом, которые помогают больше узнать о своих воспитанниках. И если сначала детей смущает камера, то потом они ее просто не замечают.
- Вы придерживаетесь определенного сценария?
- Нет, его как такового нет. Есть несколько обязательных глав. Если это малыш, то показываем его в общении с дефектологом или логопедом, если старше - то снимаем фрагменты с урока. Добиваемся, чтобы будущие родители увидели объективную картину: уровень знаний, проблемы, потенциал ребенка. При серьезных проблемах со здоровьем обязательно беседуем с врачом. Импровизированная часть начинается со стандартных вопросов, от которых отталкиваешься и развиваешь тему. Важно, чтобы состоялся разговор по душам, а будущие родители увидели правдивую картину, еще не приехав в Уфу.
- Чем отличается сюжет в передаче от видеопаспорта?
- Совершенно разный контент. 30-минутный ролик для видеопаспорта – развернутая версия, а история в «Пока все дома» идет около пяти минут. Мы за подачу информации в полном объеме, чтобы человек получил полное представление о будущем ребенке и принял решение, посоветовавшись с семьей. Для чего недостаточно жизнерадостной картинки, когда малыш, например, бегает по площадке. Смотрины – травма и для приемного родителя, и для ребенка. Поэтому не надо вводить усыновителей в заблуждение, показывая только глянец и демонстрируя образцовые тетрадки. Отказов достаточно много. Люди должны соизмерять свои силы и ни в коем случае не брать сына или дочь из жалости. Максимально полная информация. По закону усыновителям дается всего 10 дней на принятие решения. Короткий срок, можно ошибиться.
- Есть моменты, которые запомнились во время съемок?
- Бывает, что дети рассказывают нам больше, чем воспитателям. Так называемый эффект случайного попутчика. Педагоги удивлялись: мы и не подозревали, что он мог так ответить. Интересно рассуждают о выборе жены или мужа. Как-то один мальчик сказал, что мечтает быть реаниматологом. Мы были удивлены. У ребенка задержка речевого развития, а он знает о такой редкой специальности. Оказывается, у него умерла мама, и врачи не смогли ее спасти. Очень часто ребята мечтают о машине времени, чтобы она могла вернуть их в прошлое: хотят все исправить. Перенестись в то время, когда была жива мама или бабушка. Ребятам хочется верить, что если бы они вели себя иначе, то родные не умерли.
- Как вы им представляетесь? Дети знают вашу передачу?
- Нет, говорю просто: «Я тетя Лена, работаю на телевидении, буду снимать о вас фильм». Чтобы у подростков не возникало иллюзий, почему я здесь. С детьми надо говорить как со взрослыми и не обманывать. Каждый раз такое общение для меня как экзамен. Трудные бывают ситуации. Например, сначала подросток соглашается на съемку, а потом отказывается. Сажусь рядом и спрашиваю: «Что тебя смущает?», хотя и догадываюсь что: ребенок воспринимает ситуацию как предательство кровной мамы. Как-то приехали в детский дом в каникулы, а мальчишка ни в какую не хочет сниматься: почему опоздали? Я ему честно рассказала, что мы были в другом учреждении. Если говоришь так, то происходят чудеса. Так и в этот раз произошло. Бывает, что камера включена, а я не знаю о чем говорить. И когда обращаешься к ребенку: «Помоги мне», и они всегда идут навстречу.
- Вы всегда одеваетесь очень скромно.
- Я не должна быть наряднее воспитателя и ребенка. Они – главные в кадре. Люблю пастельно-льняной стиль. Представьте, если бы приехала такая важная московская дама в шелках. Педагоги ведь нервничают, как будут выглядеть, что скажут.

- Следите за дальнейшей судьбой ребят?
- Если только их приемные родители хотят этого. Оставляю свои контакты в опеке. Мы переписывается, они мне присылают дипломы и дневники своих детей, пишут, кто куда поступил. Счастливых историй больше.
- Перед вами за эти годы прошло множество детских судеб. Что бы вы посоветовали тем, кто думает о приемном ребенке?
- 100 раз подумать, справишься или нет. Не брать на эмоциях, из жалости. Принять взвешенное решение на берегу. И если вы придете к тому, что не надо, тоже хорошо. Найдется другой, кто сможет, кто не предаст.

Светлана ЯНОВА.
Фото Риты ИШНИЯЗОВОЙ.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий