А ты подписался на нашу газету?
 
» » Маленькие герои больших сражений

Маленькие герои больших сражений

Автор: admin от 13-09-2017, 21:21
Маленькие герои больших сраженийЭто тоже показатель: прервать разговор с журналистом и пропустить в кабинет женщину с двухлетним ребенком.
В глазах молодой мамы тревога. За дверью меряет шагами коридор отец. Приехали издалека: у сына вдруг ни с того ни с сего на ноге появилось новообразование.
- Как родился, ничего такого не было, а теперь выросло до больших размеров. Дерматолог сказал, что, наверное, папиллома, и направил к вам.
Внимательно осмотрев мальчика, врач заключает:
- Это невус, или так называемая родинка, доброкачественное пигментное образование, требующее только наблюдения.
- Что же делать?
- Особых причин для беспокойства нет. Однако следите: если пятно изменится в цвете, размерах, потеряет границы с окружающей кожей, станет зудеть, болеть, мокнуть или кровоточить, покажитесь врачу.
Все происходит в кабинете главного внештатного детского онколога МЗ РБ Рустама Байрамгулова, врача отделения онкогематологии РДКБ. Отделение всегда заполнено болеющими детьми, которые могут месяцами находиться в больничных палатах. Им проводят сложнейшие исследования и процедуры. Врачи понимают также, что для ребят важны не только хорошие новости, но все, что может поднять настроение. А потому к пациентам подходят всегда с улыбкой и набором шуток.

В отделении трудятся самые лучшие врачи, гематологи, детские онкологи, которые являются еще и хирургами. Здесь проводится обследование первичных больных, включая клиническое, лабораторное, рентгенологическое, ультразвуковое, КТ, МРТ, цитологическое, гистологическое исследование. Дети получают комплексное лечение в зависимости от диагноза: хирургическое удаление опухоли, химиотерапию. Для проведения лучевой терапии их отправляют в Республиканский онкологичсеский диспансер. Курс лечения может длиться от полугода до двух лет. Часть детей по квоте направляют в федеральные центры - Москву и Санкт-Петербург, где успешно занимаются трансплантацией костного мозга, эндопротезированием суставов, применяя те технологии лечения, которые в республике пока еще не освоены.
Для некоторых видов онкологии существует особый скрининг, позволяющий обнаружить заболевание еще в чреве матери. Также можно выявить его и при УЗИ. Детский рак формируется в последние три месяца беременности под воздействием тех или иных причин. Выделение определенных наследственных синдромов также может повлиять на диагностику. К примеру, при наследственном нейрофиброматозе чаще развиваются опухоли центральной нервной системы, при синдроме Дауна – различные виды лейкоза. Есть много других факторов, на которые педиатру нужно обращать внимание. То же касается врожденных иммунодефицитов. От родителей, перенесших злокачественную опухоль сетчатки глаза – ретинобластому, могут родиться дети с тем же заболеванием. Они должны пройти медико-генетическое консультирование и знать, что в большинстве случаев (если заболевание передалось ребенку) ему можно помочь. Это достигается щадящей операцией, сохраняющей глаз. В то время, как еще 10 лет назад его попросту удаляли.

Альтернатива «химии»
- Детский рак коренным образом отличается от взрослого, - говорит Рустам Равилович. - Если у последних развиваются опухоли эпителиального происхождения (рак легкого, трахеи, печени, почек и т.д.), у детей – мезенхимального (то есть они могут возникать во внескелетных тканях, в различных внутренних органах). Вообще детскую онкологию можно разделить на две большие группы: гемобластозы и злокачественные солидные опухоли. Первые – болезни крови и лимфатической системы, на их долю приходится около 40 % случаев, в большинстве своем – это лейкемия. Доля солидных опухолей в детской онкологии выше - около 60 %. Наиболее часто встречаемыми из них являются опухоли центральной нервной системы, затем - почек, мягких тканей, костей и т.д. Если у взрослых основное значение имеет хирургия – насколько полностью удалена опухоль, то у детей это дополнительный метод, потому что заболевание очень хорошо отвечает на химиотерапию. Если 30 лет назад, к примеру, при нефробластоме (раке почки) ребенок был обречен, то теперь при комбинированном лечении (хирургия и химиотерапия) 9 детей из 10 вылечиваются полностью.
Результаты лечения лейкоза также обнадеживают, здесь также основной метод – «химиотерапия». Риски, безусловно, огромные, но достойной альтернативы пока не найдено. Проведение химиотерапии напрямую зависит от формы, стадии лейкоза. И если не проводить сопутствующих мероприятий, от химиотерапии можно потерять ребенка. Назначение сопроводительных средств помогает уменьшить побочные действия химиотерапии, понизить риск развития инфекционных заболеваний. И сейчас более 70 процентов пациентов с острым лейкозом выздоравливают. А некоторые его формы излечиваются новым поколением препаратов – таргетной терапией.
Командная операция
В отделении оперируют и малюток практически сразу после рождения методом лапароскопии. Недавно сразу после рождения ультразвуковое исследование крохотного пациента выявило опухоль надпочечника. Оперировали в отделении хирургии новорожденных бригадой из неонатального хирурга, эндохирурга и онколога и реаниматолога. Теперь у ребенка есть все шансы вырасти вполне здоровым.
Вот еще особенность детского организма: если диагноз устанавливается сразу и в раннем возрасте, чтобы добиться положительных результатов, достаточно операции без химиотерапии.
Лечение бесплатное, государство на это выделяет большие деньги. Если кто-то собирает средства на подобные операции, возможно, это недостаточная информированность родителей. И если действительно необходимо, через Минздрав РФ можно добиться направления за рубеж. Органосохраняющие операции производятся в РДКБ, нет необходимости уезжать в Москву.
Факторы риска
- И все-таки не все так безоблачно, есть случаи летального исхода. С чем это связано? – поинтересовались мы.
- С поздней диагностикой, когда опухоль получает распространение и в большинстве случаев требует агрессивного лечения, либо имеются неблагоприятные факторы прогноза, - отвечает доктор. - Например, при нейробластоме, одной из распространенных детских опухолей, прогноз определяется стадией опухоли, возрастом ребенка, наличием определенных молекулярно-биологических факторов риска. 20-30 процентов наших пациентов, к сожалению, имеют рецидив (возврат) болезни.
Во-первых, на этапе первичного звена здравоохранения у нас нет врачей-детских онкологов. Во-вторых, детский рак – явление довольно редкое. Скажем, за 40-летний опыт работы педиатр встречается с такой патологией три-четыре раза в жизни. Поэтому ему, конечно, достаточно сложно поставить диагноз. Кроме того, большинство опухолей располагаются в труднодоступных для исследования местах: грудная клетка, брюшная полость, черепная коробка.
- В таком случаена какие тревожные симптомы родителям следует обратить внимание?
- Любое отклонение в здоровье должно насторожить. Скажем, при лейкозе - общая вялость, слабость, немотивированный подъем температуры, бледность, увеличение лимфоузлов, печени и селезенки, боли в костях, суставах, необъяснимая кровоточивость. Есть симптомы, которые длительно не проходят в отличие от ОРВИ или же возвращаются через короткий промежуток времени. Тогда нужно срочно бить тревогу.
Очень коварна нейробластома забрюшинного пространства. Ее выявить очень сложно, и нередко в отделение попадают дети уже с четвертой степенью. Им либо поставили не тот диагноз и упустили время, либо родители сами не придавали заболеванию большого значения, надеясь, что «само пройдет». К тому же эта опухоль имеет агрессивное течение.
Опять лыжи и кикбоксинг
У Арсения – крепкого 17-летнего парня из Мелеуза - лимфома Ходжкина. При этом заболевании поражается лимфатическая система. С ним мы встретились в процедурной, когда он принимал капельницу. По его сияющим глазам можно было сразу понять, что у парня все сложилось хорошо.
- Ни на что не жаловался, даже дороги в больницу не знал, -пожимает он плечами. – Успевал и учиться на «4» и «5», и заниматься спортом: кикбоксинг, легкая атлетика. Все началось с того, что на шее увеличился лимфоузел. Отправился к хирургу, а он: «Похоже на рак!». Ну, конечно, родители были в шоке. Они у меня очень хорошие – учителя. Я даже их успокаивал, что все образуется. После лечения собираюсь возобновить тренировки.
- Арсений поступил в отделение в конце мая уже со второй стадией, - рассказывает лечащий врач Денис Корнеев. – Его заболевание не требует операции. Нужно было только провести биопсию и начать лечение. Сейчас он проходит четвертый блок химиотерапии, прогнозы самые благоприятные.
На сегодняшний день в республике не хватает сертифицированных детских онкологов. Получить эту специальность можно только в Москве и Санкт-Петербурге плюс необходимо пройти двухлетнюю ординатуру. Кроме того, очень трудно найти желающих пойти в эту специальность, к тому же это очень тяжелая работа, связанная с большими нагрузками и переживаниями. Тем не менее коллектив пополняется, приходят молодые талантливые врачи, которые способны не только быстро вникнуть в суть, но и также бережно, с родительской заботой обращаться с детьми.
«Мы и сами учимся, глядя на наших пациентов, - говорят они. - Порой удивляешься, сколько в маленьком человечке стойкости, терпения и стремления преодолеть все преграды. Так что все наши жизненные неурядицы кажутся просто мелкими и ничтожными».

Ирина ШИПУНОВА,
Shipirin@yandex.ru
Фото Риты ИШНИЯЗОВОЙ.

корзинка
На сегодняшний день рак у детей не является фатальным заболеванием, при своевременной диагностике в большинстве случаев на 70 процентов он полностью излечим.
Корзинка
Заболеваемость – 15,5 на 100 тыс. детского населения до 14 лет, что превышает среднероссийский показатель (12,3). В среднем диагностируется около 130 детей до 18 лет с впервые выявленным раком, то есть каждые три дня появляются новые пациенты. Есть определенные достижения в области диагностики в районных больницах, что позволяет своевременно выявлять заболевание.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий