А ты подписался на нашу газету?
 
Наш на все 100

«Блажные» картинки на фоне прогресса

Автор: nabludatel от 23-07-2015, 20:32
«Блажные» картинки на фоне прогрессаКогда я спешил на разговор с поэтом Алексеем Кривошеевым, то в новостной ленте увидел сообщение о том, что некий филантроп готов потратить 100 млн долларов на поиски инопланетян, причем часть этих средств пойдет на создание специального языка для общения с их разумом. Занятно, подумалось мне, ведь уже который век именно этим совершенно бескорыстно занимаются поэты.

- В последнее время я все чаще обращаюсь к трудам русских философов, таких, как Лев Шестов и Николай Бердяев, – начинает разговор о поэзии Алексей. – Все мне кажется, что где-то промелькнет просвет той тропинки, которая приведет к истине. К той, что безусловна при всех существующих и даже пока еще не существующих континуумах. Ведь не случайно тот же Лев Шестов так часто писал о необходимости создания логики инобытия. Во время таких поисков и начинает в тебя стучаться стих. Он приходит всегда неожиданно. Появляется строка, как правило, первая. Причем из неоткуда, из иного мира. Но, единожды появившись, уже сама начинает нанизывать на себя другие. С нее и начинается главное приключение, ведь ты никогда не знаешь, куда же именно она тебя приведет.

- Алексей, согласись, еще каких-то лет тридцать назад мы жили в ощущении безграничности и даже бездонности существующего мира. И вдруг этот мир съежился словно шагреневая кожа: стал маленьким и тесным…

- Да, сегодня наша Вселенная сократилась до кончиков пальцев, пляшущих по клавиатуре. Мы не успеваем думать, все наше время уходит только на то, чтобы отреагировать: поставить лайк, отписать пару слов другу в мессенджере. Способность к рефлексии отмирает под мерную поступь прогресса.

- А что в такой ситуации происходит с поэзией?

- Поэтов стало много, а вот ее самой – мало. По моим субъективным ощущениям, где-то в конце первого десятилетия нашего века закончилась одна поэтическая эпоха, а вот наступит ли иная?.. Такой уверенности уже нет. К тому же сейчас все стало видимым - от микро до макромира. Хочешь посмотреть, что происходит за стеной соседской квартиры? Пожалуйста, вот тебе реалити-шоу. Хочешь понаблюдать за муравьями? Тебе покажут их «дом» в разрезе и со всеми подробностями. Где уж тут спрятаться поэзии?

- А не кажется, что поэты сегодня окуклились, закрылись в створках собственного мирка?

- Пожалуй, да. Пропало какое-то любопытство, интерес ко всему, что происходит за рамками собственных ощущений. Непонятно, надолго ли? Игры в поэзию существуют, они реализуются на разных уровнях, а вот строк, которые хотелось бы запомнить наизусть, почти не попадается. Одну из своих первых книжек, я озаглавил «Исполнение пустоты». Теперь же складывается ощущение, что эта пустота и наступила.

- Как и у каждого поэта наверняка были самореализующиеся поэтические строки?

- Такое довольно часто бывает. Напишешь стихотворение, и даже сам не сразу понимаешь, о чем оно. Вот, к примеру, «Апокалиптический диптих» я написал в 1983 году. Своей хаотичностью он был наполнен каким-то предчувствием катастрофы:

Заснуют стрелки улиц безумных,
рельсы спутает дьявольский свист,
псы увязнут, замечутся глумы,
затопочет вальпургиев твист.
Тяжело одинокой Цирцее,
свет лица она сыплет в окно,
и бегут, спотыкаясь, метели,
но Улисс обезумел давно.

Прошло время, и когда я вместе со своей страной вошел в эпоху трагических метаморфоз, вдруг совсем по-другому понял это стихотворение.

- Можешь назвать личный список «учителей», повлиявших, как на поэта?

- Живу уже полвека, и в моей котомке отложилось много писательских имен. И прежде всего – Пушкин, Лермонтов, Есенин. Позже к этой когорте прибавились и Пастернак, и Рильке, и Мандельштам. Кстати, Осип Эмильевич на меня действительно сильно повлиял. Ведь мы с ним родились в один день, хоть и с разницей в 73 года. Правда, он появился на свет ночью, а я утром. Может, это и сказалось на том, что ему его время виделось железным веком-волкодавом, бросавшимся на плечи. Мне же выпало жить в более благополучном, спокойном времени.

- Представь, что пред тобой огромная аудитория. Какие стихотворные строки захотелось бы им прочитать сегодня?

- Жил да был художник Пауль Клее
Где-то за горами, над лугами.
Он сидел себе один в аллее
С разноцветными карандашами,
Рисовал квадраты и крючочки,
Африку, ребенка на перроне,
Дьяволенка в голубой сорочке,
Звезды и зверей на небосклоне…

Было такое стихотворение у Арсения Тарковского, яркого лучика Серебряного века, дотянувшегося вплоть до времени господства НТР. И заканчивалось оно такой строфой:

На погосте хуже, чем в музее,
Где порой слоняются живые,
И висят рядком картины Клее -
Голубые, желтые, блажные...

Вот этим мы, поэты, и должны заниматься – созданием блажных картинок.

Алексей Кривошеев – уфимский и петербургский поэт. Автор поэтических книг «Ночные птицы» (1999), «Исполнение пустоты» (2004), «Осязание юности» (2004), «Единорог» (2008), «Свободное поздно» (2009).
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий