А ты подписался на нашу газету?
 
» » За глухим забором

За глухим забором

Автор: gines от 3-05-2017, 20:26
За глухим заборомМы продолжаем рассказывать историю уфимских домов. Несмотря на то, что большинство из них относится к массовой застройке, обезличены и однотипны, для каждого из нас родной дом – особенный. Не важно, где вы живете: в каменном особняке в стиле модерн начала прошлого века, в «сталинке» с трехметровыми потолками или в обычной пятиэтажке, многоэтажном доме 70-80-х или новенькой, вчера только встретившей первых жильцов, новостройке. У каждого дома есть история, и она, в первую очередь – в людях.

Вот уже семь лет в этом доме не собираются за чашкой чая, не звучит детский смех и не слышно тихих семейных разговоров. Жильцы пяти квартир дореволюционной двухэтажки разъехались, а судьба самого дома давно волнует неравнодушных горожан. Как памятник истории и архитектуры здание было выявлено в 1992 году. Тогда же готовилась и его постановка на государственную охрану как объект культурного наследия местного значения.
- Застройка данного квартала началась в 1880-х годах с прохождения через Уфу Самаро-Златоустовской железной дороги, - говорит историк Павел Егоров. - Однако сам дом №71 по улице Ленина (бывшая Центральная), судя по всему, был построен в начале второго десятилетия прошлого века. Так как его еще нет на фотографии Зираха, сделанной с пожарной каланчи и датированной 1910 годом. Но в 1911 году по Справочным книгам владелицей углового участка уже значится Елизавета Андреевна Князева.
Через три года новой владелицей усадьбы стала Мария Михайловна Бамбурова, передавшая ее в наследство Степану и Александру (то ли братьям, то ли сыновьям) в 1918 году. В тот год дом оценили в 3023 рубля. Владения включали не только двухэтажный жилой дом с каменным низом и деревянным верхом, но и участок в 239 квадратных сажень, а также надворные постройки: сарайчики, каретник. В доме в 1923 году проживало 15 человек, исследователи предполагают, что хозяева часть дома сдавали.
Послереволюционные годы особняк не избежал муниципализации, хотя владельцам предлагалось сделать ремонт и сохранить за собой право владения. Но этого сделано не было.
- В марте 1924 года было проведено новое обследование и выявлено, что ремонт так и не сделан, - продолжает Егоров. - Кроме того, приводить дом в порядок было некому. Степан и Александр здесь не проживали, остались только их родители и члены семьи, которые, по-видимому, не имели средств для поддержания особняка. Дом снова поставлен на учет и впоследствии муниципализирован. Вскоре его арендовало кооперативное строительное товарищество «Железнодорожник». Помимо конторы в доме было устроено еще четыре квартиры, в которых разместилось семь семей.
Одной из последних родные пенаты покинула тетя Лида, прожившая в особняке почти полвека. В 2012 году ее удалось опросить общественникам Архзащиты.
- Мы переехали сюда с мужем в 1965 году, - рассказала она Павлу Владимировичу. - Тогда нам сказали, что жилье временное, на год - полтора, так как дом пойдет под снос. С ним многое связано, пожилым людям сложно съезжать с привычных мест. Вы знаете, а ведь когда-то давно на первом этаже была пекарня…
Таким образом, на всем протяжении своей более чем вековой истории дом Князевых использовался в основном под жилье.

Генетический код
Судьба здания сегодня не определена. Квартал входит в зону планируемого строительства жилого комплекса «Дом у озера» и еще в 2013 году вышло постановление главы администрации, согласно которому заказчик строительства в частности обязан: «подготовку документации по планировке территории осуществлять с учетом границ территорий объектов культурного наследия».
Однако при довольно странных обстоятельствах в памятнике культуры произошел пожар, во время которого частично пострадал деревянный второй этаж. После чего здание было огорожено глухим забором. Сегодня, проходя мимо, можно увидеть сиротливые печные трубы, да верхний край резных наличников.
- Оба главных фасада здания, выходящие на улицы Ленина и Краснодонскую, изменений, внешнего облака не претерпели, - резюмирует Егоров. - Необходима срочная реставрация здания-памятника и приспособление его под новые функции.
Между тем в наших изданиях не раз поднималась тема о необходимости сохранения исторической застройки. Важно понимать, что старые здания и тенистые кварталы не только украшение города, но и своеобразный культурный код, где наиболее остро ощущается преемственность поколений, где можно прикоснуться к истории города…

На подложке
История первых жильцов

Традиция называть дом по имени первых владельцев характерна и для Уфы. Между тем в доме Князевых сами носители фамилии жили совсем недолго. Большую часть времени, до муниципализации, дом принадлежал Бамбуровым. Историк Павел Егоров потратил немало времени в архивах, чтобы узнать о первых владельцах «уходящего» особняка.
- Среди уфимских Князевых в начале прошлого века встречались делопроизводитель губернского правления Иван Александрович, переселенцы из Воронежской губернии Андрей Карпович, Петр Андреевич, Самуил Никифорович и Устинья Мореевна. Григорий Игнатьевич владел домом на улице Мензелинской, то есть ниже Центральной в Софроновской слободе. А Митрофан Федорович был владельцем недвижимости в Уфимском уезде. Фамилия распространенная, поэтому в адресных календарях и списках встречаются и другие Князевы.
Значительно интереснее сведения о вторых владельцах усадьбы – Бамбуровых, владевших участком уже в 1914-м.
Мария Михайловна числилась хозяйкой до 30 июня 1918-го, затем в права владения вступили Степан и Александр Михайловичи. По воспоминаниям старожилов, один из Бамбуровых был полицейским, а в Адресной книге Уфимской губернии за 1901 год указан некий Иван Никифорович, помощник пристава 2-й части. Очевидно, через 7 лет он дослужился до пристава, ибо других приставов и помощников с такой фамилией в Уфе начала ХХ века не было.
Это подтверждают и воспоминания старого большевика И.П. Павлова о событиях 1907 года. Он говорит о нем, как об известной в Уфе личности, называя по фамилии, подразумевая, что имя-отчество называть не обязательно, читатели и так знают, о ком речь. «...Через несколько дней Совет дружины поручил Подоксенову убийство еще и Бамбурова. Подоксенов даже обрадовался – он был зол на Бамбурова за свое преследование после ликвидации Зеленецкого. На этот раз ему выдали маузер – Бамбуров был очень толст, и наши опасались, что пуля браунинга его не прошибет. Наблюдать за актом снова отрядили Андреева. Бамбуров был убит рядом с летним театром того же Веденеевского сада примерно через неделю после Зеленецкого».
Пока для нас остается загадкой, кем приходился убитый в 1907 году пристав владельцам дома по Центральной, 63/2.
К слову, уже в марте братья Бамбуровы в этом доме не проживали. Есть сведения, что Александр Михайлович выехал в Читу. Можем предположить, что в столице бывшей Дальневосточной республики, он мог оказаться, спасаясь бегством с армией Колчака, что было тогда повсеместной практикой.

Екатерина МАРКОВА.
Фото Архзащита Уфы.

Ленина, 71, Дом Князевых
Год постройки: 1910
2-этажный
Нижний этаж – каменный, второй – деревянный.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий