А ты подписался на нашу газету?
 
Наш на все 100

Семь взглядов в будущее Евразии

Автор: gines от 3-08-2016, 22:01
Семь взглядов в будущее ЕвразииСегодня мир переживает бум уличной скульптуры. Каких только памятников нет! Клавиатуре, булавке, папарацци, суку, на котором сидишь, велосипедисту под водой, Геннадию Букину… не говоря уже о сантехниках, вылезающих из люка. «УВ» побывали на площадке МУП «Горзеленхоз», где творили участники симпозиума.
…На площадке стоит неумолчный визг: изваяния обретают блеск при помощи специальных полировальных машин. Все скульпторы в масках, так что оторвать их от работы не так просто.
- У нас аврал, вечером приходите! Ну хорошо, давайте немного поговорим, - соглашается заслуженный художник РБ Фирдант Салиравия-Нуриахметов. - Идея моей скульптуры родилась раньше, чем я: она посвящена реке Белой, исток которой, кстати, находится в Учалинском районе, и именно там добывают мансуровский гранит, с которым мы работаем.
Фигура, задуманная мастером, конечно, напоминает женскую и как бы спокойно наблюдает за собственным течением.
- По-видимому, большинство участников тяготеет к абстракции…
- Я бы сказал, что здесь присутствует паблик-арт. В искусстве, вышедшем из галерей на улицы, сегодня даже считается: чем больше застаешь публику врасплох, тем лучше, оно становится платформой для обсуждения горячих социальных вопросов.
- О чем вы мечтаете?
- Хотим музей современного искусства и большой парк со скульптурами! Конкретное предложение - создавать банк симпозиумных пленэрных работ. Чтобы можно было выбирать и украшать город.
Рядом трудится Фахраддин Рзаев из Азербайджана, который много лет руководил скульптурной группой как раз такого парка - московского «Музеона». Его творение говорит о неразрывной связи Европы и Азии - даже если это перестало нравиться обеим сторонам.
- Азия появилась раньше, и сегодня мы еще не освоили наследие ее великих культур, - считает художник.
Хитоши Танака пытается объяснить мне свою идею при помощи английского, бумаги и блокнота, однако всего этого недостаточно - придется положиться на язык образа. Его скульптура называется коротко и ясно: «В будущее». Подобно древним египтянам и индийцам, он представил зарождение завтрашнего мира из яйца: из гармоничной округлости (ведь мы мыслим наше будущее упорядоченным, радостным, осмысленным) выступает нечто новое, иное, уже принимающее очертания. Согласно замыслу, она должна стать «местом силы»: будет заряжаться от взглядов людей и наладит обмен положительными энергиями.
В работах Бландин Готье и Марики Лессиа (дуэт Ange & Dam) человеческие фигуры инкорпорируют растительные элементы, а то и промышленные детали, и каким-то образом из всего этого получается человек - стройный и свободный практически от всего.
- Мы уже сотрудничали с галереей «Мирас» и влюбились в Уфу. Город красивый, спокойный и удивительно аутентичный, - говорит Бландин. (А уж в аутентичности эти две женщины, пожившие в Африке, Индии, Бразилии, точно разбираются). Видимо, под влиянием Уфы их обычно угловатые, лишенные объема творения превратились в достаточно округлые, симметричные фигуры - Европу и Азию.
- Можно с вами поговорить? – перехожу я к следующей фигуре в фартуке и маске.
- Если вы говорите по-корейски, - замечает его сосед.
Детище Со Донг Чоя называется Infinity 2150. Бесконечность кореец (кстати, победитель Первого открытого азиатского конкурса скульптуры) представляет себе в виде кругов, соединенных крепкими, добротными трубами - словом, обозримое будущее неотделимо от технологий, механизмов и металлических каркасов.
Мысль Джона Гогаберишвили устремилась в схожем направлении - к космосу: его творение называется «Галактика №1952925» (понятая как сгусток субстанции с выемками-планетами).
- Когда человек умирает, он уходит туда, к звездам, о которых мы ничего не знаем. Но очень хотим узнать. Может, там есть жизнь? - говорит гость из Грузии.
- Как вы представляете идеальное место для вашего монумента?
- Скульптура сама организует пространство. Бывает, что она требует другого окружения - так у меня было в Китае, где вокруг «Человека и времени» специально убрали деревья, проложили дорожки. А еще раньше делали так: устанавливали скульптуру из гипса и слушали, что люди говорят. Если что, можно было убрать, переставить.
- Сегодня нет соцреализма, нет «разрешенного» и «недопустимого» - время экспериментировать?
- Нет такой инновации, у которой не было бы исторических предпосылок. Мне нравится, что скульптура - отрасль достаточно традиционная. А то приходится слышать, что «искусство умерло», - говорит скульптор, которого коллеги считают авангардистом.
Ну а уфимец - преподаватель худграфа БГПУ, лауреат Республиканской молодежной премии имени Ш. Бабича Руслан Нигматуллин собирается украсить город еще одной лошадью: его статуя называется «Ак Юрга» - «белый иноходец». В пластике этого животного каждый находит что-то свое - и, по-моему, Руслан выбрал не динамику, а изящество и величие.
- Люблю симпозиумы, особенно в граните, - говорит он. - Принимал участие в подобных форумах в Турции, Китае, Казахстане, России. В Турции, например, занимался этнической темой - изготовил стилизованную баранью лопатку, на каких гадали шаманы. В Китае скульптур очень много, там не боятся размеров, применяют любые технологии - не жалеют денег на искусство. Например, нержавеющая полированная сталь - материал недешевый, но дает ощущение легкости, невесомости, даже если изваяние очень большое.
- Что еще вы установили бы в Уфе?
- Я бы сказал, что современная архитектура - холодная, даже противоестественная, у нее нет связи с человеком. И как раз скульптура могла бы ее обеспечить. Я бы много чего установил!
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий